ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 32-КГ14-20

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 23 марта2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Фролкиной СВ., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 23 марта 2015 г гражданское дело по иску Афанасьевой Л А к федеральному казенному учреждению «Войсковая часть № » и Министерству обороны Российской Федерации о компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Афанасьевой Л А на решение Энгельсского районного суда Саратовской области от 21 января 2014 г которым иск удовлетворен частично, и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 15 июля 2014 г., которым решение суда первой инстанции отменено, и принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной СВ., выслушав объяснения представителей Министерства обороны Российской Федерации Стручковой Е.А., Крылова ВВ представителя федерального казенного учреждения «Войсковая часть № » Черновой А.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т. А., полагавшей доводы кассационной жалобы обоснованными, обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Афанасьева Л А обратилась в суд с иском к федеральному казенному учреждению «Войсковая часть № » и Министерству обороны Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований истец ссылалась на то, что ее сын Афанасьев В В , проходивший военную службу по призыву в войсковой части № водителем автомобильной роты, 13 декабря 2011 г при исполнении обязанностей военной службы покончил жизнь самоубийством в результате сложной психотравмирующей ситуации возникшей вследствие неудовлетворительных условий службы.

Считая, что одной из причин смерти ее сына явилось халатное и недобросовестное отношение должностных лиц войсковой части № и войсковой части № к своим служебным обязанностям, приведшее к такой ситуации, Афанасьева Л.А. обратилась в суд с иском, указав, что потерей сына ей были причинены нравственные страдания, и просила взыскать с ответчиков в счет компенсации морального вреда руб.

Решением Энгельсского районного суда Саратовской области от 21 января 2014 г. исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал с Министерства обороны Российской Федерации за счет средств федерального бюджета в пользу Афанасьевой Л.А. компенсацию морального вреда в размере руб., руб. - расходы по оплате услуг представителя,

руб. - расходы по оформлению доверенности и руб. - расходы по ксерокопированию документов.

Афанасьева Л.А. не согласилась с решением суда в части размера взысканной в ее пользу компенсации морального вреда, подала апелляционную жалобу, в которой просила изменить обжалуемое судебное постановление в указанной части, взыскав в ее пользу с Министерства обороны Российской Федерации в счет компенсации морального вреда

руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 15 июля 2014 г. решение суда первой инстанции от 21 января 2014 г. отменено на основании пункта 4 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с разрешением судом первой инстанции при принятии решения о взыскании денежных средств за счет федерального бюджета вопроса о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, - Министерства финансов Российской Федерации. Рассмотрев дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции привлек к участию в деле Министерство финансов Российской Федерации и принял новое решение которым в удовлетворении исковых требований Афанасьевой Л.А. отказал.

Афанасьева Л.А. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 15 июля 2014 г. и изменить решение суда первой инстанции в части размера взысканной в ее пользу суммы компенсации морального вреда, полагая его заниженным и не соответствующим степени причиненных ей смертью сына нравственных страданий.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 3 декабря 2014 г судьей Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С В . дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 13 февраля 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явилась Афанасьева Л.А., о причинах неявки не сообщила. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца Афанасьевой Л.А.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и письменные возражения на нее представителя Министерства обороны Российской Федерации Стручковой Е.А., представителя федерального казенного учреждения «Войсковая часть № » Черновой А. А Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции, которые выразились в следующем.

Как установлено судом, Афанасьева Л.А. является матерью военнослужащего Афанасьева ВВ., проходившего военную службу по призыву в войсковой части № (филиал в/ч ) в должности водителя автомобильной роты.

В период прохождения военной службы в связи с положительными характеристиками Афанасьев В В . был рекомендован к назначению на должность заместителя командира взвода войсковой части № и в период с 7 по 25 ноября 2011 г. прошел обучение по программе подготовки младших командиров.

13 декабря 2011 г. около 6 часов он, находясь в наряде в качестве дежурного по роте войсковой части № , покончил жизнь самоубийством.

13 декабря 2011 г. по факту гибели Афанасьева В В . было возбуждено уголовное дело № по признакам состава преступления предусмотренного статьей ПО Уголовного кодекса Российской Федерации (доведение до самоубийства).

Постановлением следователя-криминалиста военного следственного отдела - войсковой части № Следственного комитета России С от 29 августа 2013 г. указанное уголовное дело было прекращено по основанию, предусмотренному пунктом 1 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с отсутствием события преступления.

Из данного постановления следует, что поступок Афанасьева В.В. был обусловлен тем, что он находился в состоянии острой фрустрации, вызванной очередным психотравмирующим воздействием, что на фоне его физического и психического переутомления (частые заступления в наряды, недосыпание) и с учетом индивидуально-психологических особенностей могло привести к срыву адаптационных механизмов личности и реализации действий аутоагрессивного (суицидального) характера.

В период с 13 по 23 декабря 2011 г. в войсковых частях № и № было проведено административное расследование по факту гибели военнослужащего войсковой части № рядового Афанасьева В.В., в ходе которого были выявлены допущенные должностными лицами указанных войсковых частей нарушения своих служебных обязанностей способствовавшие гибели Афанасьева В В .

По результатам административного расследования командиром войсковой части № издан приказ от 28 декабря 2011 г. № 765, в соответствии с которым должностные лица войсковой части № были привлечены к различного вида дисциплинарной ответственности за допущенные нарушения требований Устава внутренней службы, связанные с непринятием мер по сохранению жизни и здоровья военнослужащих.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции руководствовался положениями Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», статей 151, 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришел к выводу о совершении должностными лицами войсковой части № противоправных действий способствовавших совершению Афанасьевым ВВ. суицида, а также об их бездействии в создании здорового морального климата в воинском коллективе, непринятии мер к сохранению жизни и здоровья военнослужащего и, соответственно, к выводу о наличии вины войсковой части № в причинении морального вреда матери погибшего Афанасьева В В . как основания гражданско-правовой ответственности войсковой части № , в связи с чем частично удовлетворил заявленные исковые требования.

Поскольку войсковая часть № являлась филиалом войсковой части № , которая находилась в ведомственном подчинении Министерства обороны Российской Федерации, суд взыскал с Министерства обороны Российской Федерации за счет средств федерального бюджета в пользу Афанасьевой Л.В. в возмещение морального вреда руб. При этом суд указал, что при определении размера компенсации морального вреда учитывает требования разумности и справедливости, характер причиненных истцу нравственных страданий, фактические обстоятельства дела и непринятие самим Афанасьевым В В . мер к устранению психотравмирующей ситуации.

Рассматривая дело по апелляционной жалобе Афанасьевой Л.А. на решение суда первой инстанции, в которой истец выражала несогласие с присужденной ей суммой компенсации морального вреда, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что обжалуемый судебный акт касается прав и обязанностей Министерства финансов Российской Федерации, не привлеченного к участию в деле, и, руководствуясь частью 4 статьи 330 ГПК РФ, отменил решение суда, перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей предусмотренных главой 39 ГПК РФ, привлек Министерство финансов Российской Федерации как финансовый орган, выступающий от имени казны Российской Федерации, к участию в деле в качестве ответчика. Повторно рассмотрев исковые требования Афанасьевой Л.А., суд апелляционной инстанции определением от 15 июля 2014 г. отказал в их удовлетворении.

Принимая по делу новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции исходил из того, что возбужденное по факту гибели Афанасьева В В . уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием события преступления, виновность должностных лиц войсковой части № в доведении военнослужащего до самоубийства приговором суда не установлена, доказательств совершения должностными лицами войсковой части, в которой проходил службу Афанасьев ВВ., противоправных действий находящихся в прямой причинной связи с его смертью, материалы дела не содержат, в связи с чем не имеется оснований для возмещения истцу, как матери погибшего военнослужащего, морального вреда. Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что судом первой инстанции не был принят во внимание принцип презумпции невиновности, закрепленный в статье 49 Конституции Российской Федерации. По мнению суда апелляционной инстанции, суд не имел права делать выводы о виновности должностных лиц войсковой части № в доведении до самоубийства военнослужащего Афанасьева В.В., поскольку только по приговору суда лицо может быть признано виновным в совершении преступления. В данном случае приговор в отношении должностных лиц войсковой части № не выносился.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм материального права, регулирующих спорные отношения сторон.

Согласно статье 53 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии со статьей 59 Конституции Российской Федерации защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом (части 1 и 2).

Права, свободы, обязанности и ответственность военнослужащих, а также основы государственной политики в области правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан Российской Федерации, уволенных с военной службы, и членов их семей определены Федеральным законом от 27 мая

1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

В соответствии с пунктом 1 статьи 16 названного федерального закона охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти. Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих - обязанность командиров.

Пункт 2 статьи 27 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» предусматривает, что командиры являются единоначальниками и отвечают в мирное и военное время за постоянную боевую и мобилизационную готовность, успешное выполнение боевых задач боевую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину, правопорядок морально-психологическое состояние подчиненного личного состава и безопасность военной службы, состояние и сохранность вооружения, военной техники и другого военного имущества, материальное, техническое финансовое, бытовое обеспечение и медицинское обслуживание.

Аналогичные требования к обеспечению сохранности жизни и здоровья военнослужащих закреплены и в Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495. Так, в частности, в соответствии с требованиями статей 78, 81, 101, 144, 152, 320 этого Устава командир является единоначальником, в мирное и военное время отвечает за воспитание воинскую дисциплину, морально-психологическое состояние подчиненного личного состава и безопасность военной службы; деятельность должностных лиц воинских частей должна быть направлена на изучение настроения и морально-психологического состояния военнослужащих, реализацию мер по поддержанию здорового морального климата в воинских коллективах обеспечение безопасных условий службы военнослужащих, предупреждение гибели (смерти) и увечий (ранений, травм, контузий) военнослужащих.

Статьей 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным главой 59 (статьи 1064-1101) данного кодекса, если законом не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Из приведенных законоположений следует, что по общему правилу необходимыми условиями для наступления гражданско-правовой ответственности являются: причинение вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда.

Нормы статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в системной взаимосвязи с нормами статей 1064 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации означают, что обязанность по возмещению вреда жизни или здоровью военнослужащих и приравненных к ним лиц в порядке главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации за счет соответствующей казны возникает в случаях установления вины государственных органов и их должностных лиц в причинении данного вреда.

Эта позиция выражена Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 20 октября 2010 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ногайского районного суда Республики Дагестан».

Таким образом, статья 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет применять меры гражданско-правовой ответственности в тех случаях, когда вина органов и должностных лиц государства в причинении вреда жизни и здоровью гражданина при исполнении им обязанностей военной службы установлена.

При этом гражданское законодательство предусматривает презумпцию вины причинителя вреда: лицо, причинившее вред, освобождается от обязанности его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине (статья 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 11 постановления от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснил, что предусмотренная статьей

1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия своей вины должен представить сам ответчик.

Это отличает вину в гражданском праве, когда виновность лица причинившего вред, предполагается изначально и оно должно доказать отсутствие своей вины (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации), от вины в уголовном судопроизводстве, когда обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (статья 49 Конституции Российской Федерации, статья 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Компенсация морального вреда, о взыскании которой в связи со смертью сына при прохождении им военной службы по призыву заявлено истцом Афанасьевой Л.А., является одним из видов гражданско-правовой ответственности

В силу пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статья 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях когда вина является основанием возмещения вреда.

Как разъяснено в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 г. № 6), суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора Одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 8 названного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

В настоящем деле суд первой инстанции установил, что должностными лицами войсковой части № были совершены противоправные действия (бездействие), выразившиеся в нарушении статей Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, неисполнении ими своих должностных и служебных обязанностей по контролю за обеспечением надлежащих условий прохождения военной службы, по охране жизни и здоровья военнослужащих, по поддержанию здорового морального климата в воинском коллективе, по предупреждению гибели (смерти) военнослужащих.

Суд первой инстанции также установил причинную связь между перечисленными противоправными действиями должностных лиц войсковой части № , приведшими к психотравмирующей ситуации, в которой, по мнению суда, Афанасьев В В . считал смерть единственным выходом из нее, и наступлением вреда, то есть его смертью и ее последствиями.

С учетом того, что должностные лица войсковой части № были привлечены к дисциплинарной ответственности за названные выше противоправные действия (бездействие), суд сделал вывод об их виновности в создании обстановки, способствующей совершению военнослужащим Афанасьевым В В . при исполнении обязанностей военной службы суицида и соответственно, в причинении вследствие этого его матери Афанасьевой Л.А морального вреда.

При этом суд указал, что смерть сына нанесла истцу глубокую моральную травму, в связи с чем факт причинения морального вреда Афанасьевой Л.А. в доказывании не нуждается.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и применил нормы материального права, регулирующие спорные отношения сторон.

Обстоятельства дела, установленные судом первой инстанции, и соответствующие им выводы суда первой инстанции не опровергнуты ответчиками в ходе судебного разбирательства, в том числе и в суде апелляционной инстанции, который отменил решение суда первой инстанции в связи с допущенными им процессуальными нарушениями и рассмотрел дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей предусмотренных главой 39 ГПК РФ.

Не установив каких-либо новых обстоятельств и не применив изложенные выше нормы материального права в их системном толковании суд апелляционной инстанции не согласился с приведенными выводами суда первой инстанции и отказал Афанасьевой Л.А. в иске, полагая, что прямой причинной связи между действиями (бездействием) должностных лиц войсковой части и смертью Афанасьева В.В. не имеется, прекращение по реабилитирующим основаниям уголовного дела, возбужденного по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства), свидетельствует об отсутствии вины ответчиков в совершении суицида Афанасьевым В В . и в его смерти, в связи с чем с них не может быть взыскана в пользу истца компенсация морального вреда.

Между тем судом апелляционной инстанции не учтено, что отсутствие в действиях должностных лиц признаков уголовно наказуемого деяния (доведение до самоубийства) не исключает их гражданско-правовой ответственности при наличии их виновного противоправного поведения (действия или бездействия), выражающегося в нарушении предписаний законов и нормативных актов, регламентирующих порядок несения военной службы (в частности, Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации), несоблюдении требований должностных инструкций и неисполнении служебных обязанностей.

Заслуживающими внимание являются и доводы кассационной жалобы Афанасьевой Л.А. относительно размера взысканной в ее пользу судом первой инстанции компенсации морального вреда. Как полагает Афанасьева Л.А суд значительно занизил размер компенсации морального вреда, не в полной мере учел имевшие место фактические обстоятельства дела, степень причиненных ей нравственных страданий, вызванных смертью единственного ребенка и невосполнимой утратой близкого человека.

Судом апелляционной инстанции доводы Афанасьевой Л.А. о несогласии с присужденной судом первой инстанции суммой компенсации морального вреда не рассматривались вследствие неправильного применения норм материального права, регулирующих спорные отношения сторон. При этом судом апелляционной инстанции не было учтено, что жизнь и здоровье относятся к числу наиболее значимых человеческих ценностей, а их защита должна быть приоритетной (статья 3 Всеобщей декларации прав человека и статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах). Право гражданина на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, является одним из общепризнанных основных неотчуждаемых прав и свобод человека, производно от права на жизнь и охрану здоровья, прямо закрепленных в Конституции Российской Федерации.

Ввиду изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 15 июля 2014 г. нельзя признать законным, оно принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов истца Афанасьевой Л.А., что, согласно статье 387 ГПК РФ, является основанием для отмены обжалуемого определения и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с нормами закона толкование которых дается в настоящем определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, и установленными обстоятельствами дела.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 15 июля 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Саратовского областного суда.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 53 Конституции РФ