ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 47-АПУ17-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 4 мая 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Дубовика Н.П.

судей ЗателепинаОК., Шмотиковой С.А.

при секретаре Воронине М.А с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Савинова Н.В., осужденного Неизвестного А.В., адвоката Дуля Ю.В рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Неизвестного А.В. на приговор Оренбургского областного суда от 1 февраля 2017 года, по которому

Неизвестный А В

судимый:

- 18 ноября 2014 года Октябрьским районным судом г. Орска Оренбургской области по ч. 3 ст. 30, п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, 22 июня 2015 года в соответствии с п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24.04.2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70-летиеи Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» освобожденный от дальнейшего отбытия наказания,

осужден:

- по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Осужденному Неизвестному А.В. установлены ограничения из числа предусмотренных ч.1 ст. 53 УК РФ и возложена обязанность по явке на регистрацию в специализированный государственный орган.

Заслушав доклад судьи Дубовика Н.П., выступления осужденного Неизвестного А.В., адвоката Дуля Ю.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, прокурора Савинова Н.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Неизвестный А.В. осужден за убийство Ш группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершенно 22 декабря 2015 года в г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Неизвестный А.В. просит приговор изменить, назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ, а в дополнениях к апелляционной жалобе просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. Не оспаривая свою причастность к лишению Ш жизни, утверждает, что удар ножом нанес защищаясь от противоправных действий потерпевшего, который на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений напал на него и имевшимся ножом пытался первым нанести удар. Оспаривает наличие квалифицирующего признака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору и участие в конфликте других лиц. Настаивает на том, что ударил потерпевшего ножом, находясь в состоянии необходимой обороны. По мнению осужденного, собранным по делу доказательствам суд дал одностороннюю оценку и обосновал выводы о его виновности лишь на показаниях свидетеля Г который не мог наблюдать за тем, что происходило в салоне ля, поскольку находился за открытым капотом. Показания Г противоречат проведенным по делу экспертизам. Оспаривает и показания свидетеля Г о наличии на месте происшествия следов волочения, считая их непоследовательными и противоречивыми. Отмечает, что в нарушение требований ст. 307 УПК РФ ряду экспертных заключений судом оценки не дано, мотив преступления не установлен и в приговоре не указан. По мнению осужденного, все доказательства судом искусственно подогнаны под состав преступления предусмотренного п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ. Опровергая содержащиеся в приговоре выводы о том, что первые показания им были даны лишь 24.05.2016 года, отмечает, что до указанной даты воспользовался своим правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, поскольку не доверял адвокатам, осуществлявшим его защиту, которых интересовала лишь материальная выгода. В подтверждение своей позиции обращает внимание на то обстоятельство, что адвокат Воропаев В.А., защищавший в ходе предварительного следствия его интересы, в настоящее время осужден за мошенничество. О нежелании следственных органов объективно разобраться в данном уголовном деле свидетельствует и то, что в ходе предварительного следствия он предлагал указать место, куда выбросил нож, однако следователя данное предложение не заинтересовало. Считает, что его доводы о необходимой обороне, которые подтверждаются собранными по делу доказательствами, судом не опровергнуты и не получили должной оценки в приговоре. Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на апелляционную жалобу и многочисленные дополнения к ней государственный обвинитель Казанцева ТВ. указывает на несостоятельность приведенных в жалобе доводов, просит приговор суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности Неизвестного А.В. в умышленном причинении смерти Ш группой лиц по предварительному сговору являются обоснованными и подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами, анализ которых содержится в приговоре.

Осужденный Неизвестный А.В. в судебном заседании не отрицал причинение смерти Ш однако утверждал, что Щ.

лишил жизни один, обороняясь от противоправных действий потерпевшего. При этом осужденный утверждал, что на начальном этапе предварительного расследования отказывался от дачи показаний, не говорил о причинении смерти потерпевшему в состоянии необходимой обороны воспользовавшись своим правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ поскольку не доверял адвокатам, осуществлявшим его защиту.

Анализ показаний осужденного Неизвестного А.В., сопоставление данных им показаний с совокупностью собранных по делу доказательств позволил суду сделать правильный вывод о том, что осужденный умышленно причинил смерть потерпевшему Ш группой лиц по предварительному сговору.

В подтверждение своих выводов о виновности Неизвестного А.В. в совершении преступления, указанного в приговоре, суд сослался на показания потерпевших Х Ч Ш.,

свидетелей Г Ш Г. Б Н П К Т Ч Б., Р,

Г протокол осмотра места происшествия, протокол следственного эксперимента, заключения судебно - медицинской ситуационной экспертиз, вещественные и другие доказательства, анализ которых содержится в приговоре.

Так, потерпевшие Х и Ч показали, что Ш постоянного места работы не имел, злоупотреблял спиртными напитками, испытывал материальные затруднения.

Из показаний Ш следует, что на его отца - Ш.,

были оформлены объекты недвижимости и сеть магазинов «»,

тогда как фактическим владельцем отец не являлся. В его присутствии в октябре 2015 года Ш говорил отцу, что за оказываемую услугу заплатят 100000 рублей. О смерти отца узнал 24 декабря 2015 года.

Потерпевшие охарактеризовали Ш как доброго спокойного, не склонного к агрессии человека.

То обстоятельство, что ряд коммерческих организаций были приобретены на Ш подтвердили свидетели Ч П К Т

Свидетель Б показал, что состоял в дружеских отношениях с Г - криминальным авторитетом области и именно Г в 2015 году познакомил его с Неизвестным А.В Когда поступило предложение подыскать человека, на которого можно было фиктивно оформить фирмы, с целью последующего обналичивания денежных средств, они обратились к Ш

Свидетель Ш подтвердил показания свидетеля Б

и пояснил, что предложил кандидатуру Ш которому было обещано вознаграждение в сумме 100000 рублей. С середины декабря 2015 года потерпевший стал скрываться и не отвечал на звонки. 22 декабря 2015 года по телефону предложил Ш прийти к нему домой за деньгами, о чем поставил в известность Г прибывшего к месту явки потерпевшего вместе с Неизвестным А. . и Г От его дома Ш Неизвестный А.В., Г и Г уехали на автомобиле.

Из показаний свидетеля К сожительницы Ш.,

следует, что 19 декабря 2015 года потерпевший ей сообщил, что отказался исполнять роль учредителя и руководителя компании «»,

ждет важного звонка, после которого либо все сложится хорошо, как ему обещали, либо с ним может случиться худшее. 22 декабря 2015 года по телефону Ш сообщил, что направляется к дому Ш,

где с ним рассчитаются, и он будет свободен. На следующий день узнала о смерти потерпевшего.

Свидетелем Г даны подробные показания о том, как вечером 22 декабря 2015 года, в районе очистных сооружений г. действуя совместно и согласованно, осужденный Неизвестный А.В. и Г совершали убийство Ш в салоне автомобиля, набросив веревку на шею потерпевшего, а затем вытащили тело Ш из автомобиля и волоком переместили вглубь лесополосы, откуда вернулись к автомобилю лишь через 10-15 минут.

Суд обоснованно признал показания перечисленных выше свидетелей достоверными, и свое решение в приговоре мотивировал.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного Неизвестного А.В. и утверждениям адвоката Дуля Ю.В. в суде апелляционной инстанции возможность наблюдения за происходящим в салоне автомобиля с того места, где находился в момент совершения преступления свидетель Г.,

установлена как в ходе проведения следственного эксперимента, так и при осмотре автомобиля « » (т.2 л.д. 165-177, т.1 л.д. 127-136).

Являются несостоятельными доводы осужденного и адвоката Дуля Ю.В. о том, что показания свидетеля Г о перемещении потерпевшего вглубь лесополосы ничем объективно не подтверждаются

Свидетель Г обнаруживший 23 декабря 2015 года в лесополосе труп Ш в судебном заседании подтвердил, что рядом с трупом были видны следы волочения. Показания Г противоречий не содержат, поскольку вопрос о наличии следов волочения свидетелю в ходе предварительного следствия не задавался.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, в лесополосе, в 400 метрах от дома № по ул. г обнаружен труп мужчины со «шнурком» на шее и резаной раной в области шеи. На осматриваемом участке в направлении лесополосы имеются следы «ската» (т.1 л.д. 37-41, 42-60).

Из заключения судебно- медицинского эксперта следует, что смерть Ш наступила от острой массивной кровопотери сопровождавшейся повреждением крупных кровеносных сосудов (общей сонной артерии и яремной вены) и закономерно развившейся вследствие резаной раны шеи. Указанная рана образовалась от не менее двух поступательных движений предмета, обладающего режущими свойствами, и состоит в причинно-следственной связи с наступлением смерти. У Ш обнаружено также телесное повреждение в виде одиночной замкнутой горизонтально ориентированной странгуляционной борозды перелома обоих верхних рожков щитовидного хряща с кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани. Данное телесное повреждение является прижизненным и расценивается как повлекшее тяжкий вред здоровью опасное для жизни человека, вызвавшее расстройство жизненно важных функций организма, которое обычно заканчивается смертью. Кроме того обнаружена рана на кайме верхней губы. Все телесные повреждения образовались незадолго до наступления смерти, в короткий промежуток времени. После затягивания петли на шее потерпевший мог потерять сознание (т.21 л.д.68-75).

Суд в приговоре обоснованно указал, что заключение судебно медицинского эксперта полностью согласуется с показаниями свидетеля Г

Утверждения адвоката Дуля Ю.В. в суде апелляционной инстанции о том, что у потерпевшего при волочении должны были образоваться повреждения на руках, ногах и одежде, признаются Судебной коллегий неубедительными.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного Неизвестного А.В. и адвоката Дуля Ю.В. о заинтересованности свидетеля Г в оговоре осужденного. Исследованными доказательствами данные доводы подтверждения не нашли.

В обоснование своей позиции о недостоверности показаний Г сторона защиты также утверждала, что после совершенного убийства Неизвестный А.В. и Г не оставались в г. на съемной квартире, как пояснял Г а поскольку в этой части показания Г.

являются недостоверными, то и по другим обстоятельствам свидетелем даны ложные показания.

Доводы адвоката по указанному выше доводу опровергаются не только показаниями свидетеля Г указавшего при проверке показаний на дом, в котором снималась квартира, но и показаниями его жены - Г

Что касается доводов адвоката Дуля Ю.В. на наличие у ее подзащитного телесных повреждений, отраженных в заключении судебно медицинского эксперта, то данные доводы судом первой инстанции проверялись и получили оценку в приговоре.

При этом суд первой инстанции указал, что в ходе допроса на предварительном следствии осужденный Неизвестный А.В. пояснял, что обнаруженные у него и отраженные в экспертном заключении № 2897 телесных повреждения им получены в быту (т.22 л.д. 149-153).

Отсутствие в приговоре ссылок на экспертные заключения № 329 от 23 марта 2016 года и № 2832 от 25 декабря 2015 года об исследовании изъятой с места происшествия куртки, покрывала из автомобиля и шарфа, на которых не обнаружено биологических следов осужденного Неизвестного А.В., а также № 296 от 1 июня 2016 года в части исследования ножей, изъятых у лиц, подозреваемых в совершении убийства, не свидетельствует о незаконности и необоснованности приговора.

Проверялись в судебном заседании и не нашли подтверждения доводы апелляционных жалоб о поездке осужденного Неизвестного А.В. 22 декабря 2015 года в г. с целью посещения туберкулезной больницы.

Утверждение адвоката Дуля Ю.В. об отсутствии доказательств оформления на Ш перечисленных в приговоре коммерческих организаций опровергается не только приведенными выше доказательствами получившими надлежащую оценку в приговоре, но и выписками из Единого государственного реестра юридических лиц и копиями документов о регистрации организаций на потерпевшего.

По заключению амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы Неизвестный А.В. каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдал и не страдает. На момент совершения инкриминируемого ему деяния действовал целенаправленно мог в полной мере и может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается. В состоянии физиологического аффекта либо ином эмоциональном состоянии, способном оказать существенное влияние на его сознание и поведение, не находился (т. 21 л.д. 141-143).

С учетом личности Неизвестного А.В. и содержащихся в экспертном заключении выводов суд обоснованно признал осужденного вменяемым.

У Судебной коллегии сомнений в правильности выводов, сделанных судом первой инстанции, не возникло.

Действия Неизвестного А.В. правильно квалифицированы по п. «ж ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Вопреки доводам апелляционной жалобы мотив убийства в приговоре указан - это личные неприязненные отношения, возникшие в результате осуществления финансовых операций.

Об умысле, направленном на убийство Ш свидетельствует характер совершенных в отношении потерпевшего противоправных действий и телесные повреждения, которые потерпевшему были причинены.

Признавая правильной квалификацию действий Неизвестного А.В. по квалифицирующему признаку совершения убийства группой лиц по предварительному сговору, суд обоснованно сослался на показания свидетеля Г о слаженности, согласованности, четкости и оперативности действий Неизвестного А.В. и лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, при лишении потерпевшего жизни, что свидетельствует о наличии предварительного сговора.

Судебная коллегия признает несостоятельными утверждения о том, что осужденный в момент лишения Ш жизни находился в состоянии необходимой обороны, поскольку данные утверждения опровергаются не только совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, но и непоследовательной позицией самого осужденного, который данной версии стал придерживаться лишь по истечении 4 месяцев после задержания и первого допроса.

То обстоятельство, что в момент совершения убийства Неизвестный А.В. не находился в состоянии необходимой обороны, подтверждается и заключением ситуационной экспертизы № 330 от 6 июня 2016 года, из которого следует, что резаное ранение в области шеи потерпевшего не могло быть причинено при тех обстоятельствах, на которые указывает осужденный (т.21 л.д. 174-180).

Убедительных доводов, подтверждающих ущербность экспертного заключения № 330 как доказательства по уголовному делу, адвокатом Дуля Ю.В. в апелляционной инстанции не приведено.

Утверждения осужденного о том, что он не давал показаний об обстоятельствах произошедшего из-за недоверия к адвокатам, которые осуществляли его защиту, обоснованно признаны судом первой инстанции несостоятельными, так как адвокат Воропаев В.А. осуществлял защиту по соглашению.

Привлечение впоследствии адвоката Воропаева В.А. к уголовной ответственности, не может свидетельствовать об обоснованности доводов осужденного.

Об отсутствии в действиях Неизвестного А.В. необходимой обороны свидетельствуют и его действия после совершенного преступления связанные с уничтожением находившейся на нем в момент совершения преступления одежды и портмоне, на которых, по утверждению осужденного имелись повреждения, образовавшиеся от нанесенного потерпевшим удара ножом.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, соразмерно содеянному, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного влияния назначенного наказания на исправление осужденного, условия жизни его семьи и всех обстоятельств по делу.

Суд не нашел оснований для назначения Неизвестному А.В. наказания с применением ст. 64 УК РФ и, исходя из характера и степени общественной опасности содеянного, изменения в соответствии с ч.б ст. 15 УК РФ категории преступления на менее тяжкую.

Вид исправительного учреждения Неизвестному А.В. назначен правильно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 ,389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Оренбургского областного суда от 1 февраля 2017 года в отношении Неизвестного А В оставить без изменения апелляционную жалобу осужденного Неизвестного А.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

1

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 51 Конституции РФ