ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 72-АПУ15-ЗСП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 5 марта 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина СР. и Фроловой Л.Г.

при секретаре Смирновой О.П.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Измайлова А.Г., Леуса СЮ. на приговор Забайкальского краевого суда с участием коллегии присяжных заседателей от 7 октября 2014 года, которым

Измайлов А Г ,,

не судимый,

осужден по

ст. 105 ч. 2 пп. «а», «ж» УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

ст. 166 ч. 2 пп. «а», «в» УК РФ, с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ к 4 го дам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год;

Леус С Ю

осужден по

ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

ст. 105 ч. 2 пп. «а», «ж», «з» УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

ст. 166 ч. 2 пп. «а», «в» УК РФ с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

ст. 167 ч. 1 УК РФ с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев,

в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично при соединено наказание по предыдущему приговору и с применением ст. 71 УК РФ окончательно назначено 22 года 1 месяц лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев.

На основании ст. 53 УК РФ Измайлову А.Г. и Леусу СЮ. установлены следующие ограничения после отбытия наказания в виде лишения свободы: не менять места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, не выезжать за пределы района

края, являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, 2 раза в месяц для регистрации.

По делу осуждены также Богомолов СИ., Рюмкин А.С, приговор в от ношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление осужденных Леуса СЮ., Измайлова А.Г., Рюмкина А.С, Богомолова СИ. с использованием систем видеоконференц-связи, защитников Чекунова В.В., Восковцева Н.П., Урсула В.Н. и Тинькова ЮН., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Модесто вой А.А., возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Измайлов А.Г. осужден за убийство Б иУ группой лиц, а также за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья.

Леус СЮ. осужден за убийство Б иУ сопряженное с разбоем, группой лиц по предварительному сговору, разбой, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), по предварительному сговору группой лиц, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а также уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены 22 мая 2013 года с 20 до 24 часов у котельной расположенной в здании вокзала, по ул. на ст.

района и на открытом участке местности, расположенном на берегу протоки реки на расстоянии 4 км в западном на правлении от с. , при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе осужденный Измайлов А.Г. оспаривает обоснованность осуждения, указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, ссылается на доказательства его невиновности дает свою оценку показаниям допрошенных в суде лиц и иным доказательствам.

Считает, что его следует освободить от наказания, назначенного по ст. 166 ч. 2 пп. «а», «в» УК РФ, на основании Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации».

Просит исключить из числа допустимых доказательств:

металлический трос, поскольку он не относится к делу;

показания свидетеля Б поскольку она не очевидец преступления и дает показания со слов Богомолова СИ. и Рюмкина А.С. (п.2 части 2 ст. 75 УПК РФ), которые заранее договорились о том, что ей сказать, поэтому она дала неверные показания;

протоколы показаний его, Рюмкина, Леуса, Богомолова и протоколы других проведенных с ними следственных действий, поскольку они не подтверждены ими в суде (п. 1 части 2 ст. 75 УПК РФ) и не основаны на фактических обстоятельствах дела (анализирует доказательства);

протокол судебного заседания, поскольку из него видно, что подсудимым не были разъяснены ст. 11, 54, 56 УПК РФ, ст. 307 и 308 УК РФ, потерпевшим ст. 11,56, УПК РФ, ст. 51 Конституции РФ, свидетелям - ст. 11 УПК РФ и ст. 51 Конституции РФ.

В приговоре не указаны основания, по которым суд признал достоверны ми одни доказательства и отверг другие.

Во время разрешения юридического вопроса о недопустимости доказательства присяжные заседатели из зала суда не удалялись.

В апелляционной жалобе осужденный Леус С Ю . оспаривает обоснованность осуждения, указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, просит освободить от наказания, назначенного по ст. 166 ч. 2 п. «в» и 167 ч.1 УК РФ на основании Постановления Государствен ной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Рос сийской Федерации».

Ссылается на то, что суд не принял во внимание ряд показаний Богомолова и Рюмкина, отказал ему в ходатайстве о вызове свидетеля П И., эксперта Т во внесении дополнений в вопросный лист.

Утверждает о противоречивости доказательств, указывает, что поскольку в суде он показали, что оговорили друг друга, эти показания должны быть при знаны недопустимыми. Просит исключить из доказательств отрезок троса, по скольку он орудием преступления не является, его явку с повинной, протоколы допросов и проверки показаний на месте, поскольку они даны с нарушением ст. 75 УПК РФ.

Обращает внимание на то, что при допросе Рюмкина в качестве свидетеля не присутствовал адвокат, в суде он заявил, что во время допроса на него оказывалось давление. Считает эти показания Рюмкина ложными.

Следователь К задавал ему наводящие вопросы. Он дал неверные показания о совершении им преступления.

Нарушения, допущенные следствием, подтверждаются исключением из числа доказательств явки с повинной. Ссылается на показания Богомолова об оказанном на него следствием давлении. Утверждает также о неполноте предварительного следствия.

Просит об отмене приговора.

Государственный обвинитель Алехина И.П. возражает на апелляционные жалобы, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями закона, регулирующими особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Доводы апелляционных жалоб о необоснованном осуждении Измайлова А.Г. и Леуса С.Ю., об отсутствии доказательств вины осужденных, о противоречивости доказательств, о недостоверности показаний допрошенных в суде лиц, о том, что суд не принял во внимание ряд показаний и не указал в приговоре основания, по которым признал достоверными одни доказательств и отверг другие, не являются основаниями для отмены приговора суда, постанов ленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, по скольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. 347, 348 УПК РФ правильность вердикта не подле жит оспариванию сторонами, а несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, не является основанием для от мены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей (ст. 389^ УПК РФ).

В судебном заседании с участием присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Явка с повинной Леуса СЮ. была признана председательствующим не допустимым доказательством и в связи с этим не была предъявлена присяжным заседателям в качестве доказательства его вины.

Вопреки доводам жалобы Измайлова А.Г., в присутствии присяжных заседателей суд не разрешал вопросы юридического характера. Ходатайство об оглашении показаний Богомолова СИ., данных им на следствии, было заявлено государственным обвинителем у стола председательствующего и обсуждалось при возражении стороны защиты, после удаления присяжных заседателей из зала судебного заседания (т. 10 л.д.47-48). Таким образом, разрешение ходатайства об оглашении показаний не могло повлиять на мнение присяжных заседателей по поставленным перед ними вопросам.

Ходатайства стороны защиты, в том числе о недопустимости ряда доказательств, об оказанном на осужденных со стороны следствия давлении, рассмотрены в соответствии с требованиями закона, при их отклонении судом вынесены мотивированные и основанные на законе решения.

Доводы осужденных о признании ряда доказательств недопустимыми не основаны на законе.

Так, в жалобах по существу оспаривается не допустимость, а относимость вещественного доказательства - троса к существу дела. Поскольку использование данного орудия преступления вменялось осужденным, вопрос о доказанности этого обстоятельства подлежал разрешению коллегией присяжных заседа- телей. Выводы вердикта о применении троса при совершении убийства оспариванию не подлежат.

В апелляционной жалобе осужденного Измайлова А.Г. не оспаривается что свидетель Б давала показания об обстоятельствах, о которых ей стало известно со слов Богомолова СИ. и Рюмкина А.С. Таким образом, ее показания не могут быть признаны недопустимыми в силу пункта 2 части 2 ст. 75 УПК РФ, поскольку она указала источник своей осведомленности.

Согласно пункту 1 части 2 ст. 75 УПК РФ, недопустимыми признаются лишь те показания подозреваемого, обвиняемого, не подтвержденные им в су де, которые были даны на следствии в отсутствие защитника. Поскольку присяжным заседателям были предъявлены лишь те показания Измайлова А.Г Леуса С.Ю., которые были даны ими в качестве подозреваемых и обвиняемых с участием защитников (т. 10 л.д. 135-137, 150-151), оснований для исключения этих показаний из числа допустимых доказательств не имеется.

Из указанных протоколов не усматривается нарушений порядка проведения допроса, установленного законом. Замечаний о процедуре допросов участвовавшие в них лица не заявляли.

Также в судебном заседании были оглашены показания Рюмкина А.С данные им в качестве подозреваемого и обвиняемого с участием защитника (т. 10 л.д. 127-128). Защита возражала против оглашения этих показаний лишь по мотивам их ложности, не оспаривая их допустимость.

Вопреки доводам жалобы осужденного Леуса СЮ., суд не отказывал стороне защиты в вызове в судебное заседание эксперта Т а удовлетворил это ходатайство (т. 10 л.д. 137). После выяснения того, что эксперт в период рассмотрения дела судом находится в очередном отпуске, показания эксперта Т данные им в ходе предварительного расследования дела, были оглашены в судебном заседании при отсутствии возражений сторон (т.10л.д. 140).

Также не отклонялось судом ходатайство подсудимого Леуса СЮ. о вы зове в качестве свидетеля П - было вынесено решение о ее до просе в случае, если сторона защиты обеспечит ее явку в судебное заседание поскольку Леус СЮ. в ходатайстве не указал точный адрес, по которому она может быть вызвана (т. 10 л.д. 13 8-139).

Кроме того, судом принимались меры к установлению местонахождения П (т.9 л.д. 170), однако, было установлено, на указанной Леусом СЮ. улице в с. П не проживает, о чем было сообщено сторонам в судебном заседании (т. 10 л.д. 153).

После этого явка свидетеля стороной защиты обеспечена не была, ходатайств в связи с этим не заявлялось, дополнений к судебному следствию сторона защиты не имела (т. 10 л.д. 165).

Таким образом, нет оснований для утверждения о том, что право стороны защиты на представление доказательств было нарушено.

Неполнота предварительного следствия в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством (ст. 38915 УПК РФ), не является основанием для отмены или изменения приговора суда.

Никаких дополнений к вопросному листу, касающихся Леуса С.Ю., сто роной защиты не предлагалось. Вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ, процедура постановки указанных вопросов, предусмотренная ст. 338 УПК РФ, соблюдена (т. 10 л.д.184-186).

Вынесенный коллегией присяжных заседателей вердикт является ясным и непротиворечивым.

Доводы о том, что участникам процесса не были разъяснены их права противоречат протоколу судебного заседания, согласно которому подсудимым Измайлову А.Г., Леусу С.Ю., Богомолову СИ., Рюмкину А.С. председательствующий разъяснил права, предусмотренные ст. 47, 54 УПК РФ, положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, ст. ст. 131, 132 УПК РФ. Потерпевшим Б У разъяснены права, предусмотренные ст. 42, 44 УПК РФ, свидетелям разъяснены положения ст. 56 УПК РФ, ст. 51 Конституции Российской Федерации, они предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УПК РФ.

Кроме того, сторонам были разъяснены дополнительные права и обязанности с учетом рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей в соответствии со ст. 327 ч. 5 УПК РФ.

Протоколом судебного заседания опровергаются утверждения осужденных о том, что потерпевшие или иные представители сторон общались с присяжными заседателями во время рассмотрения данного дела. Участники судопроизводства со стороны защиты и сами присяжные заседатели о таких случаях не сообщали, тогда как председательствующий после каждого перерыва выяснял у присяжных заседателей, не оказывалось ли на них какого-либо воздействия в связи с рассмотрением дела.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Наказание Измайлову А.Г. и Леусу СЮ. назначено в соответствии с главой 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных об их личности. Оснований для смягчения наказания не имеется.

Утверждения Измайлова А.Г. и Леуса СЮ. о необходимости применения к ним Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 года № 3500-6ГД «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием Конституции Российской Федерации» не основаны на законе. Согласно п. 7 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «от 18 декабря 2013 года № 3503-6 ГД «О по рядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Соб рания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием Конституции Российской Федерации», Постановление об амнистии не применяется в отношении осужденных по совокупности преступлений, если одно из преступлений предусмотрено в подпункте 1 пункта 10 Постановления об амнистии, в котором, в частности содержится ст. 105 УК РФ, по которой также осуждены Измайлов А.Г. и Леус СЮ.

90 9Я зо

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Забайкальского краевого суда с участием присяжных заседателей от 7 октября 2014 года в отношении Измайлова А Г и Ле уса С Ю оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 51 Конституции РФ