ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №11-015-1

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 8 апреля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Ситникова Ю.В. и Лаврова Н.Г.

при ведении протокола секретарем Марковым О.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Хузина А.М., Суэтина В.В. и Дзюбника А.Г. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 27 августа 2007 г., по которому

Хузин А М ,,

несудимый,

оправдан по ч. 4 ст. 158 УК РФ за непричастностью к данному преступлению;

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ на 13 лет; по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 5 лет; по ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 8 лет; по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на 11 лет; по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ на 8 лет; по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ на 7 лет; по пп. «а», «б», «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 20 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно на 25 лет в исправительной колонии строгого режима;

Дзюбник А Г,

несудимый,

оправдан по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления;

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ на 8 лет; по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 5 лет; по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на 10 лет; по пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет; по ч. 3 ст. 127 УК РФ на 6 лет; по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на 3 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно на 19 лет в исправительной колонии строгого режима;

Суэтин В В , 2,

несудимый,

оправдан по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ на 8 лет; по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 5 лет; по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на 8 лет; по пп. «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет; по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на 7 лет; по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на 3 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно на 17 лет в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 марта 2009 г приговор в отношении Суэтина и Дзюбника изменен: они освобождены от наказания, назначенного по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на основании п. 8 ст. 302 УПК РФ; Суэтину по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, пп. «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 16 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Дзюбнику по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 127 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 18 лет 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальном приговор в отношении них, а также в отношении Хузина оставлен без изменения.

Постановлением Княжпогостского районного суда Республики Коми от 27 июня 2011 г. приговор в отношении Хузина изменен постановлено считать его осужденным по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 222 УК РФ - к 5 годам лишения свободы, по пп. «а», «б», «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 20 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 8 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ - к 11 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ - к 8 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ - к 6 годам 10 месяцам лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 24 годам 11 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми от 20 сентября 2011 г постановление изменено, постановлено считать Хузина осужденным по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ). В остальной части постановление оставлено без изменения.

Постановлением Тайгинского городского суда Кемеровской области от 16 января 2013 г. приговор в отношении Дзюбника изменен, постановлено считать его осужденным по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ) по эпизодам с потерпевшими К К Ф и С к 9 годам 10 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет 7 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением Холмогорского районного суда Архангельской области от 17 августа 2012 г. Суэтину отказано в приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Архангельского областного суда от 12 октября 2012 г постановление от 17 августа 2012 г. изменено: Суэтину смягчено наказание по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ до 7 лет 6 месяцев лишения свободы; постановлено считать его осужденным по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 222 УК РФ - к 5 годам лишения свободы, по пп. «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 15 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ - к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ - к 7 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний Суэтину назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальной части постановление оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 16 июля 2014 г. кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 марта 2009 г. в отношении Хузина, Дзюбника и Суэтина, а также постановление Княжпогостского районного суда Республики Коми от 27 июня 2011 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми от 20 сентября 2011 г. в отношении Хузина А.М постановление Тайгинского городского суда Кемеровской области от 16 января 2013 г. в отношении Дзюбника, постановление Холмогорского районного суда Архангельской области от 17 августа 2012 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Архангельского областного суда от 12 октября 2012 г. в отношении Суэтина отменены, а уголовное дело передано на новое кассационное рассмотрение.

По делу также осуждены Тагирьянов Э.О., Дацко О.В Бабков СВ., Казаков Н.В., Данилевич Д.А., Пинкин М.А., Ларионов П.А., Шайдуллин И.Г., Барашов А.М., Безуглов Г.А., Яруллин АР Куртымов К В . и Телебаев Р.С, в отношении которых приговор в кассационном порядке не рассматривается.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н. о содержании приговора, кассационных жалоб выступления осужденных Хузина А.М., Дзюбника А.Г. и Суэтина ВВ., просивших о смягчении назначенного им наказания мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е. об изменении приговора и освобождении осужденных от наказания, назначенного им по ч. 3 ст. 222, п. «а» ч. 3 ст. 111, ч. 3 ст. 127, п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, а Хузина А.М. еще и по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ в отношении потерпевшего Н в связи с истечением срока давности, и в связи с этим снижении окончательно назначенного им наказания, Судебная коллегия

установила:

признаны виновными:

Хузин - в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; в незаконном приобретении, передаче хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ, совершенных организованной группой; в убийстве двух и более лиц, в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности организованной группой, сопряженном с бандитизмом, с целью скрыть другое преступление; в покушении на убийство организованной группой, сопряженное с бандитизмом; в похищении человека, в отношении двух и более лиц, с применением насилия опасного для жизни и здоровья, из корыстных побуждений организованной группой; в вымогательстве в крупном размере организованной группой; в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью организованной группой;

Дзюбник - в участии в устойчивой вооруженной группе (банде и в совершаемых ею нападениях; в незаконной перевозке огнестрельного оружия, боеприпасов организованной группой; в убийстве двух и более лиц, организованной группой, с целью скрыть другое преступление; в похищении человека, из корыстных побуждений, организованной группой; в незаконном лишении свободы, не связанном с его похищением организованной группой; в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью совершенном организованной группой;

Суэтин - в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; в незаконном ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, совершенных организованной группой; в убийстве организованной группой, сопряженном с бандитизмом, с целью скрыть другое преступление; в похищении человека, из корыстных побуждений, организованной группой; в покушении на умышленное причинение смерти другому человеку, не доведенном до конца по причинам, не зависящим от воли виновного в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью совершенном организованной группой.

Преступления совершались с августа 1995 г. по январь 2003 г. в

и других городах при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах (с дополнениями):

осужденный Хузин А.М и адвокат Салихов С.Г. считают, что выводы суда о виновности осужденного необоснованны и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд не учел, что Хузин способствовал раскрытию преступления, указав работникам милиции, место нахождения потерпевшего Б предоставил органам следствия информацию о месте нахождения гаража с оружием. Хузин, - подробно анализируя материалы дела, указывает что приговор вынесен на недопустимых доказательствах, на показаниях данных им и другими осужденными на предварительном следствии. Данные показания не могут являться доказательствами по делу, так как осужденным не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ Указывает, что по эпизоду убийства К он свою вину признал полностью, но не признал в части покушения на К Просит обратить внимание, что его роль в данном преступлении была второстепенной и заключалась в техническом обеспечении на воде От его действий никаких тяжких последствий не наступило, его роль сводилась к заранее не обещанному укрывательству. Указывает, что по эпизодам убийства Ш , причинения И телесных повреждений, убийств Д ,В В и убийства В он свою вину не признает, приговор по этим эпизодам вынесен на недопустимых доказательствах - противоречивых показаниях осужденных, данных ими на следствии. Так на следствии он, Хузин, не смог показать в ходе следственного эксперимента в какое место был доставлен похищенный В , что подтверждает его непричастность к данному преступлению. По эпизоду убийства Д указывает, что хотел только избить потерпевшего, за пределы договоренности не выходил, хотя и нанес потерпевшему более сильные удары молотком по голове. По эпизоду убийства Ф считает, что преступление было совершено «группой лиц», а не «организованной группой» и тем более бандой. Считает что он оказал Безуглову интеллектуальное пособничество, то есть предоставил информацию о передвижении Ф . Не согласен с датой вхождения его в банду с 23 апреля 1999 г., так как в суде достоверно не доказан тот факт, что оружие, которое использовалось при убийстве потерпевшего, было из гаража № и, что об этом было известно ему, Хузину. Никакой банды не было. Все осужденные, кроме Безуглова и Казакова, отрицают наличие банды Оружие, которое было изъято из гаражей, изымалось с нарушением закона и не может быть доказательством по делу. Показания Безуглова и Казакова считает противоречивыми и просит исключить их из числа доказательств. Его действия по этому эпизоду квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ и снизить наказание. Эпизод похищения Н и убийство Н признает частично в том, что по просьбе Безуглова участвовал в похищении потерпевшего. Указывает, что Дацко признал вину в похищении младшего Н и частично вину в убийстве Н Просит переквалифицировать его действия с п. «а» ч. 3 на п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ и снизить наказание. Указывает, что эпизод ношения пистолета он решил взять на себя, так как на следствии ему было все равно. Однако никаких доказательств его вины нет, на поверхности пистолета следов его рук не обнаружено. Сам пистолет изымался в ходе осмотра дома с нарушением закона. В частности не было обеспечено присутствие проживающих там лиц. Считает, что по этому эпизоду он должен быть оправдан. По эпизоду убийства Ф и С вину признает только в части похищения потерпевших, вымогательства у них денег и уничтожения автомашины. Указывает, что по этому эпизоду суд не учел его активное способствование раскрытию преступления. Утверждает, что имеющаяся в материалах дела «явка с повинной» не является таковой а является допросом, проведенным с нарушением закона. Считает что суд не учел в должной мере смягчающие его вину обстоятельства и, в то же время, необоснованно указал в приговоре обстоятельства отягчающие его ответственность, которые и просит исключить из приговора. Указывает, что в нарушение требований ст. 358 УПК РФ его ознакомили не со всеми кассационными жалобами других участников уголовного дела и возражениями на них;

осужденный Дзюбник А.Г. и адвокат Хисматова Д.А считают приговор незаконным. Указывают, что суд в приговоре указал, что с целью убийства К Пинкин и Дзюбник, исполняя указания Безуглова, накинули на шею К веревку и сдавили шею. Однако данный вывод не подтверждается фактическими обстоятельствами дела. Указывают, что в основу данного утверждения положены противоречивые показания Безуглова, в которых он в одном случае указывает, что потерпевшего душили Пинкин и Дзюбник, а в другом, что душил один Пинкин. Показания Куртымова, на которые также ссылается суд, были даны последним со слов Безуглова, сам он не видел, как и кто убивал потерпевшего Указывают, что суд не удовлетворил ходатайство защиты об исключении из числа доказательств следственных действий проведенных до возбуждения дела по этому эпизоду. Осужденный Дзюбник участие в банде отрицает. Утверждения суда о том, что он в банду вступил 10 сентября 2002 г. по мере осведомленности о наличии оружия, считает необоснованными. Указывает, что по эпизоду убийства К он не знал об оружии и не видел его. Сам в похищении потерпевшего не участвовал. Показания Бабкова и Хузина на предварительном следствии, где они говорили об его участии в похищении К , считает недопустимыми доказательствами, так как им не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ. Оспаривает вывод суда об его особо активной роли в совершении преступлений Отрицает участие в убийстве К Указывает, что обвинение строится на показаниях осужденных, данных ими на предварительном следствии. Однако в судебном заседании они отказались от этих показаний. Пинкин в судебном заседании подтвердил, что потерпевшего К душил он один, по указанию Безуглова последний подтвердил эти показания. Однако суд к данным показаниям отнесся критически и в основу положил показания данные этими осужденными на предварительном следствии. Считает что его действия по этому эпизоду следует квалифицировать по ст. 316 УК РФ. По эпизоду причинения телесных повреждений И указывает, что на следствии оговорил себя в результате оказанного на него давления со стороны работников милиции, на самом деле участия в этом преступлении он не принимал. Показания потерпевшей по этому эпизоду противоречивы. Других доказательств его вины нет. Также не признает вину по эпизоду убийства Ф и С Указывает, что показания осужденных на предварительном следствии были получены с нарушением закона, им не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ. Он явку с повинной по этому эпизоду писал под моральным и физическим давлением, со слов следователя. Полагает незаконным вменение ему ст. 222 ч. 3 УК РФ, поскольку установлен всего один факт того, что он видел оружие в руках Бабкова в момент убийства Ф иС . Однако он сам никаких действий с оружием не совершал. Считает, что его дважды осудили за одни и те же действия по ст. 209 ч. 2 и 222 ч. 3 УК РФ. Указывает, что его ознакомили не со всеми кассационными жалобами осужденных по этому делу и жалобами их защитников Считают, что суд при назначении наказания не учел смягчающие ответственность Дзюбника обстоятельства и назначил ему чрезмерно суровое наказание. Просят приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство;

осужденный Суэтин В.В. и адвокат Газетдинова Д.Г. считают приговор несправедливым. Полагают, что участие осужденного в банде материалами дела не подтверждается. Наличие банды предусматривает ряд четких квалифицирующих признаков, которых по делу не было. Действительно Суэтин был знаком почти со всеми осужденными, но знакомство было на бытовом уровне, визуально, по соседски. Суэтин не знал и не предполагал, что у кого-то из его знакомых имеется оружие. О наличии складов с оружием не предполагал. Никаких денег он не получал. Поэтому квалификацию его действий по ст. 209 ч. 2 и 222 УК РФ считают необоснованной Считают не доказанной вину Суэтина по эпизодам - убийство К убийство З убийство Ф и С а также нанесение телесных повреждений И . Показания Суэтина на предварительном следствии, где он признавал вину по этим эпизодам, не могут являться доказательствами по делу, так как были получены с нарушением закона, не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ, и с применением недозволенных методов следствия. Так называемая «явка с повинной давалась под диктовку следователя. Другие осужденные также отказались в суде от показаний, данных ими на предварительном следствии, кроме Безуглова и Казакова. Но к показаниям этих осужденных следует отнестись критически, так как на них оказывалось давление и они пошли на сделку со следствием. По эпизоду убийства К Суэтин вину признает только в похищении потерпевшего, о чем раскаивается. Указывает, что он был за рулем автомобиля, когда Дзюбник, Куртымов и Данилевич пересадили к нему в машину потерпевшего и поехали в один из поселков области, где и оставили потерпевшего. Сам Суэтин в это время жил в другом месте. Затем он вместе с другими осужденными выкопал яму в лесу. Казаков и Куртымов привели туда потерпевшего К с завязанными глазами. Безуглов дал Пинкину веревку, чтобы тот задушил потерпевшего. Для Суэтина это было неожиданно, так как он не думал, что так обернутся события Показания, которые он давал на следствии по этому эпизоду являются не действительными и не могут быть доказательствами по делу. По эпизоду убийства Т вину признает только в похищении потерпевшего. Утверждает, что у него не было мотива убивать Т . Считает, что он только оказал пособничество в похищении человека и его действия следует квалифицировать по ст. 33, ст. 126 ч. 2 п. «а» УК РФ. По эпизоду покушения на убийство М Суэтин вину признает частично, утверждает, что в темноте отмахнулся ножом и случайно поранил потерпевшую Указывает, что у него не было преступного умысла. Свои показания на предварительном следствии просит признать недопустимыми доказательствами. Показания потерпевшей считает путанными и неточными. Считают, что в судебном заседании осужденные давали правдивые показания. Оспаривают заключения экспертиз Высказывают несогласие с оценкой судом замечаний на протокол судебного заседания. Просят учесть смягчающие ответственность Суэтина обстоятельства и снизить ему наказание.

В возражении на кассационные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Нуриев М М . считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

В дополнительных кассационных жалобах, поданных в 2014 и 2015 гг. осужденные указывают на то, что в суде первой инстанции вынуждены были отказаться от правдивых показаний на предварительном следствии под воздействием осужденного Тагирьянова, признают себя виновными во всех инкриминированных им преступлениях, раскаиваются в содеянном и просят смягчить назначенное им наказание.

В заседании суда кассационной инстанции осужденные Хузин Дзюбник и Суэтин просили ранее поданные ими кассационные жалобы не рассматривать, поскольку они полностью признают себя виновными и поддержали доводы дополнительных жалоб о смягчении назначенного им наказания.

Проверив по материалам уголовного дела законность обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно процессуальным законом оснований для его отмены и изменения.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела признав Хузина, Дзюбника и Суэтина виновными в совершении инкриминированных им преступлениях, дал содеянному ими правильную юридическую оценку, привел доводы о их виновности, а принятое решение мотивировал.

В обоснование виновности Хузина, Дзюбника и Суэтина, суд обоснованно привел в приговоре показания Безуглова и Казакова об участии осужденных в банде и совершаемых ею нападениях, из которых следует, что Хузин, Дзюбник и Суэтин участвовали в совершении преступлений в отношении потерпевших КШ И В Ф Д Н В К З Т К знали об оружии, хранили его и применяли при совершении преступлений.

Признавая эти показания достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются с явками с повинной Суэтина, в том числе по эпизодам, где потерпевшими проходят К З К , а также показаниями потерпевших и свидетелей, которые судом проверены и подробно изложены в приговоре.

Кроме вышеизложенных показаний, по делу имеются и другие приведенные в приговоре доказательства вины осужденных признанные судом достоверными, в частности протоколы осмотра места происшествия, протоколы опознания и протоколы проверки показаний на месте, заключения экспертиз и иные, исследованные в суде в состязательном процессе, с участием сторон, доказательства.

Всем приведенным в приговоре доказательствам суд дал правильную оценку, приведя мотивы, по которым он принимает одни доказательства и отвергает другие.

Доводы кассационных жалоб о незаконности, необоснованности и несправедливости приговора не соответствуют материалам дела, из которых видно, что выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях основаны на доказательствах, которые непосредственно, полно и объективно исследованы в судебном заседании.

Участие осужденных Хузина, Дзюбника и Суэтина в устойчивой вооруженной группе (банде) подтверждается наличием у них огнестрельного и иного оружия, транспортных средств, современных средств связи и подслушивающих устройств, устойчивостью и стабильностью состава, планированием и согласованностью действий, формами и методами преступной деятельности длительностью ее существования (с сентября 1997 г. по 2003 г количеством совершенных преступлений, что, по обоснованному мнению суда, свидетельствует об устойчивости вооруженной группы лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений.

Вопреки доводам жалоб, факт совершения в составе банды конкретных преступлений, квалифицированных с учетом признака организованной группы, двойным вменением не является, поскольку последствия совершенных в банде преступлений в объем обвинения по ст. 209 УК РФ, содержащей формальные составы преступлений, не входят, а потому требуют самостоятельной уголовно-правовой оценки по правилам совокупности преступлений, как это определено ст. 17 УК РФ.

Таким образом, утверждения осужденного Дзюбника о том, что он дважды осужден за одни и те же действия по ст. 209 ч. 2 и 222 ч. 3 УК РФ необоснованны, поскольку, как установлено судом, он участвуя в банде, совершил незаконную перевозку огнестрельного оружия, боеприпасов организованной группой.

Доводы осужденных Хузина, Дзюбника и Суэтина о том, что на предварительном следствии под воздействием недозволенных методов следствия они оговорили себя и других, а в судебном заседании дали правдивые показания, являются несостоятельными Эти доводы судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты с приведением мотивов принятого решения, не согласиться с которыми оснований у Судебной коллегии не имеется.

Суд обоснованно признал несостоятельными утверждения осужденного Суэтина о том, что ранение потерпевшей М он причинил по неосторожности, убивать ее не собирался, поскольку они опровергаются, в частности, показаниями потерпевшей пояснившей, что в ходе конфликта Суэтин стал ее избивать, а затем нанес ей удар ножом в шею, заключением эксперта. При этом суд правильно указал, что нанесение удара предметом, которым можно лишить человека жизни, в жизненно важный орган - шею и с достаточной для этого силой свидетельствует о том, что в момент нанесения удара ножом Суэтин действовал с прямым умыслом на убийство.

Каких-либо существенных нарушений уголовно процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, по делу не допущено.

Действия осужденных квалифицированы правильно.

Как следует из приговора, при назначении осужденным Хузину Дзюбнику и Суэтину наказания, в соответствии с положениями ст. 6 и 60 УК РФ, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, их роль и степень участия в преступлениях, данные о их личности, влияние назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей, а также смягчающие наказание обстоятельства, в том числе те, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Вместе с тем, приговор в отношении осужденных Хузина Дзюбника и Суэтина подлежит изменению, а действия осужденных Хузина, Дзюбника и Суэтина квалифицированные по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ подлежат переквалификации на п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ), Хузина - по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред Федерального закона от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ), поскольку эти редакции закона являются более мягкими по сравнению с редакциями, действовавшими на момент вынесения приговора, и которыми руководствовался суд.

Кроме того, осужденные Хузин, Дзюбник и Суэтин подлежат освобождению от наказания, назначенного им по преступлениям предусмотренным ч. 3 ст. 222 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред Федерального закона от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ), ч. 3 ст. 127 УК РФ п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ, а Хузин еще и по преступлению предусмотренному п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ в отношении потерпевшего Н , в связи с истечением срока давности на основании пп. «а», «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ.

В связи с освобождением Хузина от наказания, назначенного ему по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ в отношении потерпевшего Н , наказание, назначенное ему по этой же статье в отношении потерпевших Ф и С Б подлежит снижению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 308 п. 8, 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 27 августа 2007 г. в отношении Хузина А М , Дзюбника А Г и Суэтина В В изменить:

переквалифицировать действия Хузина А.М. с п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ), по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет; с п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ), по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 10 месяцев;

освободить Хузина А.М. от наказания, назначенного ему по ч. 3 ст. 222 УК РФ в виде 5 лет лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03. 2011 г. № 26-ФЗ) в виде 6 лет 10 месяцев лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ в отношении потерпевшего Н в связи с истечением срока давности на основании пп. «а», «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ;

наказание, назначенное Хузину А.М. по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ в отношении потерпевших Ф и С Б снизить до 9 лет лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 42О-Ф3)(в отношении потерпевших Ф и С Б ), п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ, пп. «а», «б», «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ окончательно Хузину А.М. назначить 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

переквалифицировать действия Дзюбника А.Г. с п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ), по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет;

освободить Дзюбника А.Г. от наказания, назначенного ему по ч. 3 ст. 222 УК РФ в виде 5 лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 127 УК РФ в виде 6 лет лишения свободы, по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ в виде 3 лет лишения свободы, в связи с истечением срока давности на основании пп. «а», «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ), пп. «а», «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ окончательно Дзюбнику А.Г. назначить 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

переквалифицировать действия Суэтина В.В. с п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ), по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет;

освободить Суэтина В.В. от наказания, назначенного ему по ч. 3 ст. 222 УК РФ в виде 5 лет лишения свободы, по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ в виде 3 лет лишения свободы, в связи с истечением срока давности на основании пп. «а», «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ), пп. «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ окончательно Суэтину В.В. назначить 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

в остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 51 Конституции РФ