ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 75-АПУ16-4СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 ноября 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Абрамова С.Н.,

судей КондратоваП.Е. и ПейсиковойЕВ.

при секретаре Мамейчике М.А.,

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П., осужденного Будько В.Н. (в режиме видеоконференц-связи) и его защитников - адвоката Шаповаловой Н Ю . и Кураева А.М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Будько В.Н., поступившее с апелляционными жалобами осужденного и его защитника наряду с адвокатом Кураева А.М. на приговор Верховного Суда Республики Карелия от 19 июля 2016 г.,

установил:

по приговору Верховного Суда Республики Карелия от 19 июля 2016 г.

Будько В Н ,,

судимый по приговору

Муезерского районного суда Республики Карелия от 4 июня

2007 г. по п. «а» ч. 2 ст. 166, ч. 2 ст. 222 УК РФ к 4 годам

лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии

общего режима (по постановлению Медвежьегорского

районного суда Республики Карелия от 24 марта 2010 г. от

отбывания наказания освобожден условно-досрочно на 4

месяца 16 дней, на основании постановления

Костомукшского городского суда Республики Карелия от 2

марта 2015 г. судимость с Будько В.Н. снята),

осужден:

- по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы;

- по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 18 годам лишения свободы;

- на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, с учетом приговора Муезерского районного суда Республики Карелия от 4 июня 2007 г окончательно к 20 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом также приняты решения по существу заявленных потерпевшими гражданских исков, а также о судьбе вещественных доказательств по делу и мерах, принятых в целях обеспечения исполнения судебных решений в части гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав выступления осужденного Будько В.Н., его защитников - адвоката Шаповаловой Н.Ю. и Кураева А.М., поддержавших доводы апелляционных жалоб, а также выслушав мнение прокурора Титова Н.П., настаивавшего на оставлении приговора без изменения, а апелляционных жалоб без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Верховного Суда Республики Карелия от 19 июля 2016 г основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей от 11 июля 2016 г Будько В.Н. признан виновным в том, что в период с 17 июня по 18 июня 2006 г совершил в составе группы лиц по предварительному сговору нападение на К в целях хищения его имущества, с применением насилия опасного для жизни, и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия - ранее изготовленного из охотничьего ружья обреза и предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также совершил в составе группы лиц по предварительному сговору умышленное причинение смерти К сопряженное с разбоем.

Осужденный Будько В.Н. в апелляционной жалобе, возражая против постановленного в отношении него приговора, отмечает, что председательствующий в судебном заседании отказал ему и его защитникам включить в вопросный лист, предложенные ими вопросы по фактическим обстоятельствам, исключающим его ответственность за инкриминируемые ему преступления. Считает, что тем самым председательствующим были нарушены положения пп. 2-4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ. Считает, что с учетом признания его коллегией присяжных заслуживающим снисхождения суд был не вправе назначить ему наказание, превышающее две трети предусмотренного соответствующими статьями Особенной части УК РФ максимального наказания в виде лишения свободы. Просит постановленный в отношении него приговор отменить.

В апелляционной жалобе (с дополнениями) защитник осужденного БудькоВ.Н. К утверждает, что содержащиеся в вопросном листе вопросы были сформулированы с обвинительным уклоном, предложенные же стороной защиты дополнительные вопросы, касающиеся наличия обстоятельств исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление, не были включены председательствующим в вопросный лист. Полагает, что вопросный лист был сформулирован председательствующим произвольно без учета мнения стороны защиты. Отмечает, что председательствующий в напутственном слове не в полном объеме привел доказательства, на которые сторона защиты ссылалась в обоснование своей позиции, а также исказил показания отдельных свидетелей Тем самым он выразил в напутственном слове свое мнение по делу, что законом запрещено. Полагает, что суд необоснованно отказал признать то, что БудькоВ.Н. добровольно явился в правоохранительные органы и дал признательные показания смягчающим обстоятельством - явкой с повинной, хотя и сослался на эти показания как на доказательство виновности подсудимого в совершении преступления. С учетом этого считает, что имеются основания для смягчения наказания, назначенного Будько В.Н. за инкриминируемые ему преступления Считает неправомерным сложение при назначении наказания на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ вновь назначенного Будько В.Н. наказания с наказанием назначенным по приговору от 4 июня 2007 г., поскольку оно к моменту постановления приговора от 19 июля 2016 г. отбыто, а судимость по этому приговору снята в соответствии с постановлением Костомукшского городского суда Республики Карелия от 2 марта 2015 г. Утверждает, что, поскольку БудькоВ.Н. был условно-досрочно освобожден от отбывания наказания, назначенного по приговору от 4 июня 2007 г., на 4 месяца 16 дней, к вновь назначенному ему наказанию не могло быть присоединено 2 года лишения свободы из назначенных по первому приговору. Таким решением, по мнению защитника, нарушена ст. 50 Конституции Российской Федерации, так как осужденный должен повторно отбывать наказание, назначенное по первому приговору, в течение 1 года 7 месяцев 11 дней. Полагает, что судом при назначении наказания было нарушено правило, предусмотренное ч. 1 ст. 65 УК РФ, поскольку с учетом проявленного коллегией присяжных заседателей по отношению к Будько В.Н. снисхождения, к нему не могли быть применены наказания в виде смертной казни и пожизненного лишения свободы, а назначенное наказание в виде лишения свободы не могло превышать 13 лет 4 месяцев лишения свободы. Отмечает, что при вынесении вердикта и постановлении приговора по делу были учтены показания Л осужденного за совершение того же преступления по

выделенному уголовному делу и дававшему показания в качестве свидетеля.

Обращает внимание на то, что уголовное преследование в отношении БудькоВ.Н. по обвинению в совершении преступлений в отношении К по п. «в» ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ 29 марта 2007 г. прекращалось и за Будько В.Н. признавалось право на реабилитацию. Настаивая на наличии оснований для смягчения наказания Будько В.Н., отмечает его активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, сообщение органам следствия о месте нахождения совершившего преступления Л с учетом которых считает возможным применение к осужденному ст. 64 УК РФ Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного и его защитника наряду с адвокатом Кураева А.М. государственный обвинитель Торопов С.А указывает на безосновательность содержащихся в них доводов и просит оставить жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения.

Изучив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Данное уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей по ходатайству обвиняемого, заявленному в ходе ознакомления с материалами уголовного дела в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ. При этом Будько В.Н. были разъяснены все особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и его правовые последствия, в том числе предусмотренные ст. 389.27 УПК РФ особенности обжалования принятых судом с участием присяжных заседателей решений, в соответствии с которыми эти решения не подлежат пересмотру в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Исследование в судебном заседании обстоятельств уголовного дела осуществлялось в соответствии с предписаниями гл. 42 УПК РФ в условиях обеспечивающих соблюдение принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве; сторонам были обеспечены равные права и реальные возможности по представлению и исследованию доказательств Данных о том, что в ходе судебного разбирательства в присутствии присяжных заседателей исследовались доказательства и решались вопросы не относящиеся к предмету рассмотрения коллегии присяжных заседателей не установлено. Ссылка защитника Кураева В.Н. на то, что в ходе судебного разбирательства по делу исследовались показания Л осужденного по выделенному уголовному делу за совершение тех же преступлений, не влияет на признание законными действий и решений суда, в том числе вердикта коллегии присяжных заседателей.

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст. 252, 338 и 339 УПК РФ.

При подготовке вопросного листа стороне защиты была обеспечена возможность участвовать в формулировании подлежащих разрешению присяжными заседателями вопросов. То обстоятельство, что не все из предложенных сторонами поправок к вопросному листу были учтены председательствующим, никоим образом не свидетельствует о нарушении прав участников процесса.

Отклонение предложений стороны защиты по дополнению вопросного листа или переформулированию включенных в него вопросов не противоречит требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку предлагаемые стороной защиты дополнительные вопросы в значительной своей части либо касались действий Будько В.Н. и других лиц, предшествующих совершению преступления, связанных с подготовкой к нему или с посткриминальным поведением обвиняемого, ответы на которые не относятся к ведению присяжных заседателей (в частности, вопросы о доказанности приобретения охотничьего ружья лично Будько В.Н. для своих личных нужд; о доказанности приобретения ружья Будько В.Н. и другими лицами в п. района

осенью 2005 г.; о доказанности изготовления обреза из незарегистрированного охотничьего ружья лично Будько В.Н. в мае 2006 г либо являлись избыточно детализирующими вопросы, сформулированные председательствующим в вопросном листе, что могло стать причиной возникновения противоречий в ответах на них.

В то же время каких-либо вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление которые председательствующий в силу требований ч. 2 ст. 338 УПК РФ обязан был включить в вопросный лист, стороной защиты предложено не было.

У присяжных заседателей формулировки вопросного листа не вызвали замечаний, содержание конкретных вопросов им было понятно, что подтверждается ясностью и непротиворечивостью ответов на них.

Вопреки утверждению осужденного и его защитника Кураева В.Н формулирование вопросов, подлежащих включению в вопросный лист осуществлялось с учетом мнения сторон, в том числе стороны защиты, что подтверждается протоколом судебного заседания (т. 11, л.д. 141-149).

Напутственное слово председательствующего соответствовало требованиям ст. 340 УПК РФ. Каких-либо возражений против его содержания ни в ходе судебного разбирательства, ни в апелляционных жалобах от сторон не поступило.

Правовая оценка действий осужденного основывается на обстоятельствах дела, признанных присяжными заседателями доказанными, и соответствует

нормам как Особенной, так и Общей частей Уголовного кодекса Российской

Федерации.

Наказание Будько В.Н. назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60

УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений,

данных о личности виновного, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жи?ни его семьи, отсутствия по делу смягчающих и отягчающих обстоятельств, признания Будько В.Н. коллегией присяжных заседателей заслуживающим снисхождения.

Суд обоснованно не признал наличие по делу обстоятельств, смягчающих наказание осужденному, а именно его явки с повинной и активного способствования раскрытию и расследованию преступлений, поскольку признание Будько В.Н. своей причастности к совершенным преступлениям и сообщение правоохранительным органам о месте нахождения другого лица, при том, что он отрицал свою виновность в совершении убийства, перелагая целиком ответственность за него на это другое лицо, не может расцениваться как явка с повинной или активные действия, способствующие расследованию преступлений.

Каких-либо иных обстоятельств, которые могли бы повлиять на вид и размер назначенного Будько В.Н. наказания, но не были учтены судом или были учтены в недостаточной мере, не установлено.

При таких данных оснований для признания назначенного наказания несправедливым ввиду чрезмерной его суровости не имеется.

Утверждение Будько В.Н. и его защитника о том, что признание присяжными заседателями осужденного заслуживающим снисхождения, в силу ч. 1 ст. 65 УК РФ, исключало возможность назначения ему по пп. «ж, з ч. 2 ст. 105 УК РФ наказания в виде лишения свободы на срок свыше 13 лет 4 месяцев, не основано на законе, поскольку согласно указанной норме, если соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ за совершенное преступление предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказаний не применяются, а наказание назначается в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ. С учетом этого наказание в размере 15 лет лишения свободы, назначенное Будько В.Н. по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, следует признать отвечающим положениям уголовного закона.

Безосновательным является также заявление защитника Кураева А.М. о незаконности принятого судом решения о присоединении при назначении Будько В.Н. окончательного наказания по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к наказанию, назначенному по п. «в» ч. 4 ст. 162 и пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, наказания по приговору Муезерского районного суда Республики Карелия от 4 июня 2007 г. с зачетом в срок наказания времени его содержания под стражей по настоящему уголовному делу с 8 июля 2015 г. по 18 июля 2016 г., а также отбытого им наказания по приговору от 4 июня 2007 г. в период с 4 июня 2007 г. по 31 марта 2010 г. и времени нахождения под стражей по этому делу с 11 августа 2006 г. по 3 июня 2007 г. включительно. Вопреки мнению автора апелляционной жалобы говорить в данном случае о возложении на Будько В.Н. бремени повторного

отбывании наказания по исполненному в отношении него приговору и об

ухудшении в этой связи его положения никаких оснований не имеется.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона при осуществлении досудебного производства и судебного разбирательства по уголовному делу, повлиявших на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, не выявлено.

Тот факт, что в 2007 г. уголовное преследование Будько В.Н. по обвинению в совершении преступлений в отношении К прекращалось с признанием за ним права на реабилитацию, не свидетельствует о незаконности производства по настоящему уголовному делу, поскольку постановление о прекращении уголовного преследования 12 мая 2015 г. (в части, касающейся обвинения по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ) и 2 декабря 2015 г. (в части, касающейся обвинения по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ было отменено и производство по делу было возобновлено (т.1, л.д. 81-86).

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 389.27, 389.15 УПК РФ оснований для удовлетворения апелляционных жалоб и отмены постановленного в отношении Будько В.Н обвинительного приговора.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Карелия от 19 июля 2016 г. в отношении Будько В Н оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Будько В.Н. и его защитника Кураева А.М. - без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 50 Конституции РФ