ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №19-УД 17-6

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 12 апреля 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Пейсиковой Е.В. и Абрамова С.Н.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу осужденного Малкова О.П. на постановление президиума Ставропольского краевого суда от 31 октября 2016 г., а также уголовное дело.

По приговору Ленинского районного суда г. Ставрополя от 28 апреля 2016 г.

Малков О П , несудимый осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ к 1 году 11 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка.

Апелляционным постановлением Ставропольского краевого суда от 30 июня 2016 г. приговор Ленинского районного суда г. Ставрополя от 28 апреля 2016 г. изменен: в резолютивной части приговора указано об освобождении Малкова О.П. от отбывания назначенного по приговору наказания в связи с фактическим его отбытием, в остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Ставропольского краевого суда от 31 октября 2016 г. кассационная жалоба потерпевшей Сафоновой Н.В удовлетворена, приговор Ленинского районного суда г. Ставрополя от 28 апреля 2016 г., апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 30 июня 2016 г. и апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 28 января 2016 г. в отношении Малкова О.П. отменены уголовное дело направлено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом на основании п.1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

В кассационной жалобе Малков О.П., выражая несогласие с постановлением президиума Ставропольского краевого суда, утверждает что изложенные в оспариваемом постановлении выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства. Настаивает на том, что из исследованных судом доказательств видно, что он не совершал преступление, предусмотренное ст. 111 УК РФ. Обращает внимание на то, что согласно заключению эксперта и его показаниям, данным в судебном заседании, именно повреждения, полученные в результате падения, повлекли за собой развитие тех осложнений, от которых наступила смерть С Указывает что при нанесении пощечины потерпевшему С он не только не имел умысла причинить ему какой бы то ни было вред его здоровью, но даже не предполагал, что С от пощечины может упасть и удариться головой о ступеньки лестницы и что указанное соударение повлечет за собой открытую непроникающую черепно-мозговую травму которая приведет к смерти потерпевшего. Обращает внимание на то, что об отсутствии у него умысла на причинение вреда здоровью С свидетельствует также то, что он нанес ему удар открытой ладонью, а не кулаком и не предпринимал попыток нанести еще какие-либо удары потерпевшему. Указывает, что никогда не занимался какими-либо видами единоборств и не имеет поставленного удара, после падения С и вызова «скорой помощи» с места происшествия не скрылся, держал го лову потерпевшего на коленях до приезда врачей, помог погрузить потер певшего в автомобиль «скорой помощи». Обращает внимание на то, что он уже отбыл назначенное наказание, а в соответствии со ст. 50 Конституции Российской Федерации никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Малкова О.П. потерпевшая С не соглашаясь с изложенными в ней доводами, просит оставить постановление президиума Ставропольского краевого суда от 31 октября 2016 г. без изменения, а кассационную жалобу осужденного без удовлетворения. Просит рассмотреть кассационную жалобу осужденного без ее участия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой ЕВ., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, мотивы кассационной жалобы, выступление адвоката Кулевского Н.В. в защиту осужденного Малкова О.П., поддержавшего доводы кассационной жалобы своего подзащитного, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой В. А., полагавшей постановление президиума Ставропольского краевого суда от 31 октября 2016 г. в отношении Малкова О.П. отменить, оставив в силе приговор Ленинского районного суда г. Ставрополя от 28 апреля 2016 г. и апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 30 июня 2016 г., Судебная коллегия

установила:

Малков О.П. признан виновным в причинении смерти С по неосторожности. Преступление совершено 10 мая 2015 г. в г при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе осужденного Малкова О.П., Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ст.4016 УПК РФ пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, либо если были выявлены данные, свидетельствующие о несоблюдении лицом условий и невыполнении им обязательств предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве.

Таким образом, исключения из общего правила о запрете поворота к худшему допустимы лишь в качестве крайней меры, когда неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, смысл приговора как акта правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2005 г. № 5-П).

Иное приводило бы к нестабильности правовых отношений произвольности изменения установленного судебными решениями правового статуса их участников и тем самым - к нарушению общепризнанного принципа правовой определенности.

В соответствии с ч.1 ст. 401 1 5 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

С учетом ограничения, содержащегося в данной норме уголовно процессуального закона, судебное решение не может быть обжаловано сторонами и пересмотрено в кассационном порядке, предусмотренном главой 47 УПК РФ, по такому основанию, как несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

С учетом данных требований установленные судами первой и апелляционной инстанций фактические обстоятельства преступления для суда кассационной инстанции являются установленными окончательно и не подлежат пересмотру и переоценке.

Таким образом, по смыслу уголовно-процессуального закона, иная оценка судом кассационной инстанции собранных по делу доказательств, в том числе с точки зрения полноты их установления и достаточности для обоснования изложенных судом в приговоре выводов относительно фактических обстоятельств дела, не может служить основанием для отмены принятого судом по делу окончательного решения с целью ухудшения положения осужденного.

Между тем президиум Ставропольского краевого суда 31 октября 2016 г., удовлетворяя жалобу потерпевшей С и отменяя приговор Ленинского районного суда г. Ставрополя от 28 апреля 2016 г. и апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 30 июня 2016 г. в отношении Малкова О.П., вышел за рамки полномочий установленных уголовно-процессуальным законом, дав иную оценку исследованным судом первой инстанции доказательствам по вступившему в силу приговору, что является недопустимым.

При этом суд кассационной инстанции указал, что в действиях Малкова О.П. имеются признаки более тяжкого преступления, чем в том обвинении, которое ему предъявлено органами предварительного следствия, и сделал вывод, что у суда имеются основания полагать, что Малков О.П. предвидел и сознательно допускал как падение потерпевшего с высоты его роста на ступени с бетонными выступающими ребрами, так и получение им при этом любого вреда здоровью, в том числе и тяжкого, что свидетельствует о наличии у Малкова О.П. косвенного умысла на причинение вреда здоровью потерпевшего.

Кроме того, суд кассационной инстанции, отменяя судебные решения и указывая на несоответствие существа обвинения произведенной квалификации, сделал вывод о том, что действия Малкова О.П. по умышленному нанесению удара в голову потерпевшего с целью причинить ему физическую боль, хотя были установлены органом следствия и судом не получили никакой юридической оценки, квалифицируясь ими как преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 109 УК РФ, субъективная сторона которого не предполагает умышленной формы вины.

Исходя из существа ст. 401 6 УПК РФ в ее взаимосвязи с ч.1 ст. 401 1 5 УПК РФ указанные в постановлении президиума Ставропольского краевого суда основания, по которым состоявшиеся по делу Малкова О.П. судебные решения, включая апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 28 января 2016 г., которым отменено постановление Ленинского районного суда г. Ставрополя от 17 декабря 2015 г. о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ ввиду наличия в действиях Малкова О.П. признаков более тяжкого преступления, признаны незаконными и необоснованными, в том числе в части, касающейся выводов о содержании умысла Малкова О.П. на причинение физической боли С о наличии в его действиях признаков более тяжкого преступления, позволяющих полагать, что Малков О.П. предвидел и сознательно допускал как падение потерпевшего, так и получение при этом любого вреда здоровью, в том числе и тяжкого, то есть причиненного с кос венным умыслом, нельзя признать нарушениями закона, искажающими саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, и соответственно, влекущими отмену вступивших в законную силу судебных решений по уголовному делу.

В связи с этим отмена приговора в отношении Малкова О.П. и возвращение уголовного дела прокурору с целью выявления дополнительных обстоятельств совершения преступления, переоценки собранных доказательств и предъявления на этом основании Малкову О.П более тяжкого обвинения являются прямым нарушением предписания ст.

6 401 УПК РФ, а постановление президиума Ставропольского краевого суда от 31 октября 2016 г., как незаконное, подлежит отмене.

Отменяя решение кассационной инстанции, Судебная коллегия приходит к выводу, что доводы кассационной жалобы потерпевшей С явившейся поводом для рассмотрения дела в президиуме Ставропольского краевого суда, сводящиеся к несоответствию выводов суда фактическим обстоятельствам дела: о том, что суд не дал надлежащей оценки показаниям допрошенных по делу свидетелей, судебно-медицинского эксперта, заключению судебно-психиатрической экспертизы, не учел все обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, - не подлежат удовлетворению в силу ограничения, установленного ст. 401 УПК РФ, в ее

15 взаимосвязи с положениями ч.1 ст. 401 УПК РФ, согласно которым судебное решение не может быть обжаловано сторонами и пересмотрено в кассационном порядке, предусмотренном главой 47 УПК РФ, по такому основанию, как несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 401 1 4 , 401 1 5 УПК РФ Судебная коллегия

определила постановление президиума Ставропольского краевого суда от 31 октября 2016 г. в отношении Малкова О П отменить.

Приговор Ленинского районного суда г. Ставрополя от 28 апреля 2016 г. и апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 30 июня 2016 г. в отношении Малкова О.П. оставить без изменения Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 50 Конституции РФ