ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №АКПИ17-630

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. Москва 15 с е н т я б р я 2017 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда Р о ш ш е н к о в а н с

Российской Федерации

при секретаре Табала Н.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по административному исковому заявлению Тарасова А.Г. об оспаривании Указа Президента Российской Федерации от 4 мая 1994 г. № 853 «О помиловании осужденных к смертной казни» в части замены ему смертной казни пожизненным лишением свободы,

установил:

Указом Президента Российской Федерации от 4 мая 1994 г. № 853 Тарасов А.Г., г. рождения, осужденный 30 мая 1991 г Иркутским областным судом к смертной казни, помилован, смертная казнь ему заменена пожизненным лишением свободы.

Тарасов А.Г. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании данного Указа незаконным в части замены ему смертной казни пожизненным лишением свободы и просит о восстановлении срока обжалования этого Указа В обоснование заявленных требований административный истец ссылается на то, что Президент Российской Федерации нарушил его права, гарантированные Конституцией Российской Федерации и уголовным законодательством назначив ему окончательное наказание в виде пожизненного лишения свободы так как на момент совершения им преступления закон предусматривал замену смертной казни в порядке помилования на срок 15 лет, а назначение наказания в виде пожизненного лишения свободы судом за те преступления, которые он совершил, законом не было предусмотрено.

Административный истец извещен о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом, в письменном дополнении к своему заявлению просил рассмотреть дело без его участия, а также поддержал ранее заявленные требования.

Представитель Президента Российской Федерации по доверенности Краснова Н.А. возражала против удовлетворения заявленных требований и пояснила в суде, что оспариваемый Указ соответствует положениям Конституции Российской Федерации, уголовному и уголовно-исполнительному законодательству и не нарушает прав и свобод административного истца Кроме того, Тарасовым А.Г. пропущен установленный законом срок на обращение в суд с требованиями об оспаривании данного правового акта Президента Российской Федерации.

Выслушав объяснения представителя Президента Российской Федерации Красновой Н.А., исследовав материалы дела, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Как следует из материалов дела, приговором Иркутского областного суда от 30 мая 1991 г. Тарасов А.Г. осужден по совокупности преступлений предусмотренных частью 1 статьи 218, частью 3 статьи 144, частью 3 статьи 89, статьей 103, пунктом «и» статьи 102 Уголовного кодекса РСФСР, к исключительной мере наказания - смертной казни.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 16 октября 1991 г. данный приговор оставлен без изменения.

Тарасов А.Г. обратился с письменным ходатайством о помиловании к Президенту Российской Федерации.

Руководствуясь принципом гуманности, Президент Российской Федерации Указом от 4 мая 1994 г. № 853 помиловал Тарасова А.Г., заменив ему смертную казнь пожизненным лишением свободы.

Будучи институтом конституционного права, помилование входит в сферу исключительной компетенции Президента Российской Федерации (статьи 50, 71, 89 Конституции Российской Федерации) и не связано с вопросами привлечения к уголовной ответственности и применения наказания относящимися к ведению судебной власти.

Издавая указы о помиловании, Президент Российской Федерации руководствуется положением части 3 статьи 90 Конституции Российской Федерации, соблюдая действующее в соответствующий момент законодательство о помиловании.

На момент принятия решения Президентом Российской Федерации действовала норма части 1 статьи 24 Уголовного кодекса РСФСР (в редакции Закона Российской Федерации от 17 декабря 1992 г. № 4123-1 «О внесении изменения в статью 24 Уголовного кодекса РСФСР»), согласно которой при замене в порядке помилования смертной казни лишением свободы оно может быть назначено пожизненно.

Доводы административного истца о том, что при применении к нему акта помилования подлежал применению закон, действовавший на момент совершения им преступления, предусматривавший замену в порядке помилования смертной казни на срок 15 лет лишения свободы, не может служить основанием для удовлетворения заявленных требований, поскольку Президентом Российской Федерации наказание Тарасову А.Г. как таковое, в смысле санкции за совершенные им деяния, не назначалось, а была произведена только его замена в порядке помилования на более мягкое, по сравнению со смертной казнью, назначенной судом. В данном случае замена наказания Тарасову А.Г. произведена Президентом Российской Федерации не в порядке уголовного судопроизводства, требующего соблюдения правил предусмотренных статьей 6 Уголовного кодекса РСФСР о недопустимости придания обратной силы закону, усиливающему наказание, а в порядке конституционного права Президента Российской Федерации на помилование.

Положения статьи 54 Конституции Российской Федерации и статьи 6 Уголовного кодекса РСФСР об обратной силе закона предусматривают порядок применения закона, а именно - привлечения к ответственности и назначения наказания в рамках уголовного судопроизводства. Только в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела решаются вопросы привлечения к ответственности по действующему на данный момент или во время совершения преступления уголовному закону.

Нормы, регулирующие вопросы придания обратной силы, касаются лишь тех законов, которые устанавливают юридическую ответственность, т.е применение к лицу, совершившему правонарушение, мер государственного принуждения, предусмотренных санкцией нарушенной нормы, в установленном для этого процессуальном порядке.

Процедура помилования не регулируется уголовно-процессуальным законодательством и осуществляется за пределами правосудия.

Определенное в порядке помилования более мягкое, по сравнению с приговором, наказание не может расцениваться как санкция за совершенное преступление, а является актом милосердия по отношению к осужденному.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал что акт помилования является особым видом правоприменительного решения не тождественным содержащемуся в приговоре суда решению о назначении наказания, и как акт милосердия, в силу самой своей природы не может приводить к последствиям, более тяжким для осужденного, чем закрепленные в уголовном законе, предусматривающем ответственность за инкриминированное ему деяние, и постановленные приговором суда по конкретному делу. Следовательно, осуществляемая в порядке помилования замена смертной казни другим, менее тяжким, наказанием (в данном случае -

пожизненным лишением свободы), не может расцениваться как ухудшение

положения осужденного (Определения от 11 января 2002 г. № 60-О и 61-О,

от 19 февраля 2003 г. № 77-0, от 21 декабря 2004 г. № 466-0,

от 21 декабря 2006 г. № 567-0, от 15 января 2009 г. № 276-0-0, № 280-О-О,

№ 281-0-0, № 282-0-0, № 283-0-0, № 284-0-0).

Указ Президента Российской Федерации от 4 мая 1994 г. № 853 о помиловании Тарасова А.Г. соответствует положениям Конституции Российской Федерации и не нарушает его прав и свобод.

Кроме того, Тарасовым А.Г. пропущен установленный статьей 219 КАС РФ срок на обращение в суд с требованиями об оспаривании данного правового акта Президента Российской Федерации. Со дня издания оспариваемого правового акта истек длительный срок, административный истец не приводит доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска установленного законом срока.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 175, 176, 180, 227 КАС РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении административного искового заявления Тарасова А.Г. об оспаривании Указа Президента Российской Федерации от 4 мая 1994 г. № 853 «О помиловании осужденных к смертной казни» в части замены ему смертной казни пожизненным лишением свободы, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца после вынесения судом решения в окончательной форме Судья Верховного Суда Российской Федерации Романенков

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 50 Конституции РФ