ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 14-АПУ16-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва 9 августа 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кулябина В.М.

судей Ситникова Ю.В. и Шмотиковой С.А.

при секретаре Миняевой В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Рассохина А.В. и Тимофеева А.В адвокатов Кочетковой Е.В. и Трубецкого Е.М. на приговор Воронежского областного суда от 6 апреля 2016 года, по которому РАССОХИН А В,

судимый 18.05.2011 г. Советским районным судом г. Липецка по п.п. «в», «г» ч.2 ст. 161 и ч.1 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, 19.12.2013 г. постановлением Елецкого районного суда Липецкой области неотбытая часть наказания в виде лишения свободы сроком 2 года 3 месяца 12 дней заменена ограничением свободы на тот же срок, освобожденный 31.12.2013 г., осужден

- по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 11 лет, - по п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 17 лет с ограничением свободы на срок 2 года, - по ч.2 ст.325 УК РФ - в виде исправительных работ на срок 10 месяцев с удержанием 20 % заработка в доход государства, - по ч.З ст. 159 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 4 года, - по ч.З ст. 159 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев, - по ч.З ст. 159 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 5 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Рассохину А.В. наказание в виде лишения свободы на срок 20 лет с ограничением свободы на срок 2 года.

В силу ч.1 ст.70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору Советского районного суда г. Липецка от 18 мая 2011 года и назначено Рассохину А.В. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 21 год с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 2 года с возложением ограничений и обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ ТИМОФЕЕВ А В ,

судимый 10.12.2009 г Подольским городским судом Московской области по ч.З ст. 159, ч.2 ст. 159, ч.2 ст. 159, ч.З ст. 159, ч.З ст. 159, ч.2 ст. 159, ч.2 ст. 159, ч.2 ст. 159, ч.2 ст. 159 УК РФ с учетом внесенных изменений к лишению свободы на срок 4 года 6 месяцев, освобожден 20.02.2014 г. по отбытии наказания, осужден

- по п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 18 лет с ограничением свободы на срок 2 года, - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 12 лет, - по ч.2 ст.325 УК РФ - в виде исправительных работ на срок 10 месяцев с удержанием 20 % заработка в доход государства, - по ч.З ст. 159 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 4 года, - по ч.З ст. 159 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев, - по ч.З ст. 159 УК РФ - в виде лишения свободы на срок 5 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Тимофееву А.В. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 22 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года с возложением ограничений и обязанности, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Постановлено взыскать с Тимофеева А.В. и Рассохина А.В. в пользу А двести тысяч рублей солидарно, в пользу Н семьдесят тысяч рублей солидарно, в пользу С с Тимофеева А.В. два миллиона рублей, с Рассохина А.В. - один миллион шестьсот тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступления осужденных Тимофеева А.В. и Рассохина А.В., адвокатов Анпилоговой Р.Н. и Пригодина ВВ., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Коловайтеса О.Э., полагавшего приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила осужденные признаны виновными в разбойном нападении на С в ходе которого умышленно причинили ему смерть, похитили его имущество и принадлежащие ему важные документы, а также в совершении трех хищений автомобилей путем обмана с причинением потерпевшим значительного ущерба, в крупном размере. Все деяния совершены по предварительному сговору при обстоятельствах, изложенных в приговоре

В апелляционных жалобах, основных и дополнительных:

осужденный Тимофеев А.В., излагая существо доказательств по делу дает им собственную оценку, указывает, что его вина не доказана, суд не проверил имеющиеся доказательства и не исследовал все возникшие версии Заключение судебно-медицинского эксперта о причинах смерти носит характер предположений. Доводы Рассохина о том, что он давал ложные показания и оговорил Тимофеева, материалами дела не опровергнуты. В приговоре суд не дал оценки ряду исследованных доказательств, в том числе его показаниям, а также показаниям Рассохина, данным в ходе расследования в приговоре не изложено существо ряда доказательств. Не доказана его вина и в части обвинения в мошенничестве. Указывает о необходимости допроса в судебном заседании С и С , либо оглашения их показаний данных в ходе расследования. Просит приговор отменить;

адвокат Кочеткова Е.В. в защиту Тимофеева А.В. указывает, что суд не дал объективной оценки всем доказательствам по делу, не устранил имеющиеся противоречия между ними, в том числе и между различными по своему содержанию показаниями осужденных. Существенные обстоятельства дела, в том числе и причина смерти, остались не выясненными. Смерть С наступила от отравления неустановленным веществом. Доводы Тимофеева о невиновности не опровергнуты. Просит приговор отменить;

осужденный Рассохин А.В., излагая исследованные судом доказательства, дает им собственную оценку, указывает о том, что выводы суда основаны лишь на предположениях, а его вина не доказана. Существо ряда доказательств в приговоре не изложена, а его действия квалифицированы неверно. Причина смерти С не установлена. Он, Рассохин, хотел лишь усыпить его и не мог предвидеть, что С употребит димедрол который усилил эффективность метод она и привел к смерти. Данных о количестве методона и димедрола не имеется. Суд ошибочно взял за основу его первоначальные ложные показания и отверг последующие правдивые. Не имеется доказательств о том, что мошеннические действия были совершены по предварительному сговору;

адвокат Трубецкой Е.М. в защиту Рассохина указывает, что его доводы о невиновности были отвергнуты судом необоснованно. Умысла на убийство С он не имел и действовал неосторожно. Умысел на хищение имущества возник, когда осужденные посчитали, что С нет дома Квалифицирующий признак совершения деяний по предварительному сговору не подтвержден. Просит переквалифицировать действия подзащитного на ч.1 ст. 109, ч.З ст. 158, исключить квалифицирующий признак совершения деяний по предварительному сговору, снизить наказание и размер взыскания компенсации морального вреда.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель просит приговор суда оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнение сторон обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Как следует из ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах.

Согласно положениям ст. 49 Конституции Российской Федерации и ст. 14 УПК РФ о неукоснительном соблюдении принципа презумпции невиновности, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу. При этом по смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения.

Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный или значительный ущерб, существенный вред ответственное должностное положение подсудимого и другие), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

В нарушение этих требований суд, квалифицируя действия осужденных по ч.З ст. 159 УК РФ с применением квалифицирующего признака причинение значительного ущерба гражданину, не обосновал его применение и не привел в приговоре соответствующих доказательств подтверждающих данное обстоятельство. Для устранения такого нарушения указание о квалификации действий Тимофеева А.В. и Рассохина А.В предусмотренных ч.З ст. 159 УК РФ, по эпизодам от 10, 12 и 13 мая 2014 года, как совершенных с причинением потерпевшему значительного ущерба из приговора необходимо исключить.

Кроме того, в нарушение п.4 ч.1 ст.308 УПК РФ, назначая осужденным наказание за три преступления, предусмотренные ч.З ст. 159 УК РФ, в виде лишения свободы, суд не указал за какое из этих преступлений наказание каждому осужденному назначено на срок, соответственно 4 года, 4 года и 6 месяцев, 5 лет, что свидетельствует о существенном нарушении уголовно процессуального закона, для устранения которого, а также в связи с исключением квалифицирующего признака причинение потерпевшему значительного ущерба, наказание осужденным за каждое из трех преступлений, предусмотренных ч.З ст. 159 УК РФ, следует снизить.

Кроме того, преступление, предусмотренное ч.2 ст.325 УК РФ, в соответствии с ч.2 ст. 15 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести. На основании п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истек срок в 2 года. В связи с этим осужденных следует освободить от наказания, назначенного по ч.2 ст.325 УК РФ, поскольку срок давности привлечения к уголовной ответственности на момент апелляционного рассмотрения дела истек.

В остальном приговор следует оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения. Выводы суда о виновности осужденных в совершении инкриминированных им деяний с учетом вносимых изменений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных и проверенных в судебном заседании доказательств с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, всесторонний анализ и существо этих доказательств подробно изложены в приговоре.

Доводы осужденных о непричастности к убийству, о неустановлении причин смерти С , причинении ему смерти по неосторожности судом были тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, а мотивы этому подробно приведены в приговоре. Оснований считать, что они не основаны на материалах дела, не имеется.

Судом апелляционной инстанции по ходатайству осужденных были исследованы показания свидетелей С (т. 14 л.д.142-145) и С (т.9 л.д.3-6), данных на предварительном расследовании. Однако эти показания не только не опровергают выводы суда о виновности осужденных, но и подтверждают их.

Так из показаний свидетеля С следует, что в мае 2014 года Тимофеев спрашивал у него, какое вещество можно подсыпать Д квартиру которого Тимофеев снимает, чтобы он стал невменяемым. Он С помог приобрести для этого метадон в размере 1 г. Взяв половину метадона, Тимофеев и Рассохин уехали. 13 мая 2014 года он вновь встретил в

Тимофеева и Рассохина, которые были на автомашине Тимофеев сказал, что машину взяли в прокате, до этого еще брали две машины и продали их за 100 тысяч.

Свидетель С показывал, что он проживает по соседству с квартирой, где жил С о котором ему ничего не известно. По звукам заключил, что мужчина ведет ночной образ жизни и что к нему часто приходит женщина, но ее никогда не видел. Последний раз слышал, что в его квартире кто-то ходил в ночь на 9 мая, и ему показалось, что у него - соседа, была женщина.

Эти показания согласуются с другими доказательствами по делу, из которых следует, что С употребив в ночь на 9 мая 2014 года у осужденных неустановленное вещество, содержащее метадон, ушел к себе домой, а на следующий день к нему проникли осужденные с целью завладения имуществом, полагая, что С , обнаруженный ими лежащим в бессознательном состоянии, уже мертв. Предположение С о том, что в ночь на 9 мая квартиру С могла посетить посторонняя женщина, не может являться достоверным, а, кроме того, само по себе не опровергает выводов суда о виновности осужденных в содеянном, как и показания С о том, что ему Тимофеев говорил о намерении довести С лишь до бессознательного состояния, поскольку Тимофеев, получая от него дозу метадона в 10 раз превышающую смертельную, не был заинтересован извещать его о намерениях совершить убийство с применением этого вещества.

Так, из показаний специалиста С следует, что метадон является наркотическим средством и включен в Список № 1, утвержденный постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 года № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации». Обладает седативным и обезболивающим действием, вызывает изменение сознания в виде седации (успокоения), снижает внимание, концентрацию, замедление мыслительных процессов, угнетение сознания вплоть до комы (в зависимости от дозировки). Воздействует на гладкую мускулатуру, угнетает сосудо-двигательные и дыхательные центры. Смертельная доза для человека не страдающего наркоманией, составляет порядка 50 мг или 0,05 грамма Угнетающее действие метадона на центральную нервную систему усиливают алкоголь, седативные препараты, токсичные для печени вещества. Их совместное употребление повышает риск передозировки. Как и все наркотические средства метадон опасен для жизни. Наркозависимые лица об этом знают и имеют представление о примерных средних дозировках наркотика;

При воспроизведении файла « » установлено, что в 22:43:48 один из мужчин настойчиво предлагает своему собеседнику на тот случай, если, несмотря на предпринятые ими меры безопасности («ручку я ж выходил, протер. Все протерли»), их «вдруг все-таки когда-нибудь «повяжут», хорошо запомнить («прям вбей себе в голову»), что следует рассказывать, чтобы их показания совпали. Упоминая некое третье лицо и называя его «он», этот же мужчина говорит, что «он» пришел поговорить о чем-то. Они выпивали. «Он» не выпивал. Принес с собой то ли кокаин, то ли героин. Стал нюхать, предложил им. Они отказались («Не, мы не наркоманы»). «Он» посидел 2-3 минуты и пошел домой. Утром начали ему звонить, так как договорились встретиться днем. Он трубку не брал. Вышли на улицу за пивом. Увидели машину. Пошли в подъезд, позвонили в домофон. Опять не берет. Опять телефон. Решили ограбить. Взломали дверь -он валяется. Испугались. Быстро взяли ноутбук, схватили ключи от машины с дипломатом и уехали в Спрашивает, правдоподобна ли изложенная им версия. И сам себе отвечает, что правдоподобна и «мокруху на них уже не повесят. Призывает второго мужчину «тупо брать грабеж, но не «мокруху» («Так - потому что десять, а так - три. Разница есть? Есть Утверждает, что связать их с квартирой нереально, «потому что там тоже все вымыто, вытерто» («Ну да, снимали. Уехали. Не, не должны на нас выйти в принципе»).

При воспроизведении файла «05092248 6432» установлено, что в 22:49:30 один из мужчин, обращаясь к своему собеседнику, высказывает предположение, что «его» уже нашли и отправили на экспертизу. Пытается представить, что станут думать сотрудники полиции о том, из-за чего «он умер. Считает, они решат, что от передозировки наркотиков («Ну предварительно им скажут, что - «передоз». Потому что «он» черный. «Передоз», будут думать»).

При воспроизведении файла «05092342 6441» установлено, что в 23:45:18 один из мужчин высказывает острое сожаление по поводу того, что они слишком долго оставались в и не отравили «его» раньше.

При предъявлении осужденным в ходе расследования указанных файлов для прослушивания, оба осужденных подтвердили, что записанные разговоры принадлежат им.

Осужденный Рассохин в ходе расследования неоднократно показывал что 5 мая 2014 года приехал в в гости к Тимофееву и встретил у него ранее знакомого С После того, как они выпили Тимофеев предложил обворовать хозяина квартиры С дав ему для усыпления бдительности какое-нибудь лекарство, и спросил у С , наркомана со стажем, есть ли подобное. С ответил, что есть наркотическое средство под названием «метадон» и что в он может его достать. 6 мая 2014 года они приехали в . Тимофеев отдал С 5 000 рублей и тот созвонился со своей знакомой по имени К , которая принесла пакетик с порошком белого цвета. Часть порошка Тимофеев отсыпал С и вместе с ним, то есть Рассохиным, выехал обратно в 7 мая 2014 года они вернулись в квартиру и в стеклянном пузырьке из-под валерьянки растворили метадон в воде поставив пузырек на полку среди рюмок. 8 мая 2014 года Тимофеев по телефону пожаловался С на частые звонки судебных приставов в дверь и попросил последнего прийти и отключить звонок. Около 21 часа С пришел, и они стали распивать с ним спиртное. Затем Тимофеев отправился со С отключать звонок на входной двери, заранее предупредив его, то есть Рассохина, чтобы он, Рассохин, в это время подлил в рюмку С приготовленное средство. Он, Рассохин, вылил в нее содержимое пузырька из-под валерьянки и добавил коньяка. По возвращении С выпил его, затем пошел домой. На следующий день, не дозвонившись С Тимофеев предложил обворовать его квартиру Выломал гвоздодером дверь и зашел в комнату, где на диване лежал С Он, Рассохин, испугался, что тот умер, и развернулся к выходу По дороге схватил кожаную сумку и ключи от машины. Его догнал Тимофеев с портфелем в руках. Они сели в автомобиль и уехали в (т.5, л.д.58-63);

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, применение к осужденным недозволенных методов ведения следствия при получении указанных доказательств судом не установлено. При допросах осужденным разъяснялись соответствующие положения уголовно-процессуального закона их право не свидетельствовать против себя, а также то, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Все допросы осужденных проводились в присутствии защитников, после составления протоколов они были подписаны всеми участниками, от которых заявлений о нарушении их прав не поступало.

Таким образом вывод суда о том, что принятые в подтверждение вины осужденных их показания, данные в ходе предварительного расследования получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона соответствует материалам дела.

По делу проведены необходимые экспертизы в установленном законом порядке компетентными экспертами. Объективность выводов экспертов сомнений не вызывает.

При этом суд в соответствии со ст.87-88, 307 УПК РФ указал мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства. С учетом характера действий осужденных в отношении потерпевшего С суд пришел к мотивированному выводу о доказанности их виновности в содеянном и о квалификации их действий по п. «ж», «з» ч.2 ст. 105, п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, которые следует признать обоснованными Фактические обстоятельства дела, в том числе характер действий осужденных, их поведение до и после содеянного прямо свидетельствуют о наличии у них умысла на причинение смерти потерпевшему для последующего завладения его имуществом. Судом обоснованно было установлено, что способ убийства заключался в совершении осужденными действий, направленных на то, чтобы потерпевший сам выпил смертельную дозу поражающего вещества, при этом каждый из осужденных совершил часть этих действий: Тимофеев приобрел вещество, растворил его водой пригласил С под предлогом употребления спиртного к себе, отвлек его, когда Рассохин подливал раствор в рюмку С .

Доводы жалоб о том, что судом не установлен полный состав вещества которое С употребил с осужденными, и происхождение в его крови димедрола, что осужденные не могли предположить наступление последствий в виде тяжкого вреда здоровью потерпевшего или его смерти, не имея специальных познаний, следует признать безосновательными поскольку умысел осужденных на причинение смерти потерпевшему, а также причинно-следственная связь между их действиями, в результате которых С употребил алкоголь вместе метадоном, в количестве, многократно превышающем смертельную дозу, и смертью потерпевшего материалами дела полностью подтвержден.

Также суд обоснованно пришел к выводу о квалификации действий осужденных по ч.З ст. 159 УК РФ, как совершенных по предварительному сговору группой лиц. Такая квалификация полностью соответствует установленным судом обстоятельствам дела, согласно которым оба осужденных, совместно завладев документами С , договорились с их помощью путем обмана совершать хищение автомобилей. Для этого приехали в г. где таким образом в период с 10 по 13 мая похитили из разных организации три автомобиля. При этом каждый раз Рассохин заключал договор аренды, получал автомобиль, на котором оба осужденных уезжали,

после чего Тимофеев сразу же автомобиль продавал. При таких

обстоятельствах доводы жалоб о необоснованности квалификации действий

осужденных с применением квалифицирующего признака «по

предварительному сговору группой лиц» следует признать

безосновательными.

Наказание осужденным с учетом вносимых изменений назначено в

соответствии с требованиями ст.6,43,60, 61 УК РФ, соразмерно содеянному,

потому оно не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной

суровости.

При определении наказания осужденным суд, наряду с характером и

степенью общественной опасности совершенного преступления, учел конкретные обстоятельства содеянного каждым из них, данные о личности осужденных, их роль в совершении преступных действий, наличие смягчающих наказание обстоятельств, а также рецидив преступлений как обстоятельство, отягчающее ответственность. Кроме того, в силу п. «г» ч.1 ст.63 УК РФ обстоятельством, отягчающим наказание Тимофеева А.В., суд обоснованно признал особо активную роль в совершении преступления обоснованно указав, что данное обстоятельство выразилось в том, что последний склонил к преступлению Рассохина А.В., а затем содействовал исполнению преступного умысла указаниями, предоставлением средств и орудий совершения преступления и устранением препятствий, обеспечивал сбыт похищенного. Поэтому оснований для смягчения наказания осужденным не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено. Председательствующим были приняты все меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон. Из протокола судебного заседания следует, что стороны принимали равное участие в обсуждении всех возникающих в рассмотрении дела вопросов и исследовании представленных суду доказательств. Каких-либо ограничений осужденным в реализации их прав, предусмотренных уголовно процессуальным законом, не допускалось.

Гражданский иск потерпевших разрешен правильно. Мотивы принятого судом решения в части размера денежных сумм, подлежащих взысканию с осужденных за причинение материального ущерба, в приговоре приведены Они полностью основаны на материалах дела.

В соответствии с ч.1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом причинившим вред. В соответствии с ч.З ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Размер компенсации морального вреда определен исходя из фактических обстоятельств, при которых он был причинен, на основе принципов разумности и справедливости, а также степени вины причинителей вреда, индивидуальных особенностей потерпевшей и

характера причиненных ей нравственных страданий, что в полной мере

соответствует требованиям ст.ст. 151,1101 ГК РФ.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб являются

несостоятельными.

Руководствуясь ст. ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Воронежского областного суда от 6 апреля 2016 года в отношении Рассохина А В и Тимофеева А В изменить.

Освободить Рассохина А.В. и Тимофеева А.В. от наказания назначенного по ст. 325 ч.2 УК РФ, на основании п. 3 ч.1 ст.24 УПК РФ ввиду истечения срока давности.

Исключить указание о квалификации действий Тимофеева А.В. и Рассохина А.В., предусмотренных ч.З ст. 159 УК РФ (три преступления от 10, 12 и 13 мая 2014 года), как совершенных с причинением потерпевшему значительного ущерба.

Назначенное Тимофееву А.В. наказание по ст. 159 ч.З УК РФ (три преступления от 10, 12 и 13 мая 2014 года) снизить до 3 лет 6 месяцев лишения свободы за каждое преступление.

Назначенное Рассохину А.В. наказание по ст. 159 ч.З УК РФ (три преступления от 10, 12 и 13 мая 2014 года) снизить до 3 лет 6 месяцев лишения свободы за каждое преступление.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «в» ч.4 ст. 162, п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, трех преступлений, предусмотренных ч.З ст. 159 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Тимофееву А.В. наказание в виде лишения свободы на срок 21 год с ограничением свободы на срок 2 года с возложением ограничений и обязанности, предусмотренных ст. 53 УК РФ и указанных в приговоре.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п. «в» ч.4 ст. 162, п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, трех преступлений, предусмотренных ч.З ст. 159 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Рассохину А.В. наказание в виде лишения свободы на срок 19 лет с ограничением свободы на срок 2 года.

В силу ч.1 ст.70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору Советского районного суда г. Липецка от 18 мая 2011 года и назначить Рассохину А.В. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 20 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 2 года с возложением ограничений и обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ и указанных в приговоре.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и адвокатов Трубецкого Е.М. и Кочетковой Е.В. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 49 Конституции РФ