ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № АКПИ15-1059

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. Москва 5 ноября 2015 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Иваненко Ю Г .

при секретаре Полагаевой К.А.

с участием прокурора Степановой Л.Е рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Любашенко С М о признании частично недействующим пункта 2.3 санитарных правил «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов СП 2.3.6.1066-01», утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 6 сентября 2001 г.,

установил Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 6 сентября 2001 г. утверждены санитарные правила «Санитарно эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов. СП 2.3.6.1066-01» (далее Санитарные правила), которые введены в действие с 1 января 2002 г постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 7 сентября 2001 г. № 23.

Пунктом 2.3 Санитарных правил предусмотрено, что в помещениях встроенных, встроенно-пристроенных к жилым зданиям и зданиям иного назначения, не допускается размещать специализированные рыбные и овощные магазины, а также магазины площадью более 1000 кв.м.

Любашенко СМ. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании недействующим пункта 2.3 Санитарных правил в части слов «а также магазины, площадью более 1000 м2», ссылаясь на то, что он является собственником встроенно пристроенного блока магазина общей площадью 4393,6 кв.м, расположенного в многоквартирном доме, и оспариваемая им норма ограничивает его право на открытие в этом нежилом помещении магазина площадью более 1000 кв.м, а также права, закрепленные в части 1 статьи 34, части 2 статьи 35, части 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации. По мнению административного истца с учетом его дополнительного письменного объяснения, оспариваемое нормативное положение противоречит пунктам 3.1, 3.3 «ГОСТ Р 51773-2009. Национальный стандарт Российской Федерации. Услуги торговли Классификация предприятий торговли», утвержденного и введенного в действие приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 15 декабря 2009 г. № 771-ст, строительным нормам и правилам «СНиП 31-01-2003. Здания жилые многоквартирные», принятым постановлением Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 23 июня 2003 г. № 109, статье 8, пункту 2 статьи 12 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и его целям, статьям 41 и 42 Конституции Российской Федерации и законодательству о градостроительной деятельности.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человка (далее - Роспотребнадзор) и Минюст России в письменных возражениях на административное исковое заявление указали, что оспариваемый в части нормативный правовой акт утвержден Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах полномочий, предоставленных ему Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и Положением о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июля 2000 г. № 554, соответствует законодательству Российской Федерации, прав и охраняемых законом интересов административного истца не нарушает.

Любашенко СМ. не принимал участие в судебном заседании, о котором был извещен надлежащим образом.

Выслушав объяснения представителя административного истца Анисимова А.А., возражения представителя Роспотребнадзора МинеевойОН и представителя Минюста России Ольшанской СМ., проверив оспариваемое нормативное положение на соответствие нормативным правовым актам имеющим большую юридическую силу, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е полагавшей необходимым в удовлетворении заявленного требования отказать Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения административного искового заявления.

Отношения, возникающие в области обеспечения санитарно эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией Российской Федерации прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду регулируются Федеральным законом от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ).

В соответствии с абзацем десятым статьи 1 названного федерального закона санитарно-эпидемиологические требования - это обязательные требования к обеспечению безопасности и (или) безвредности для человека факторов среды обитания, условий деятельности юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, используемых ими территорий зданий, строений, сооружений, помещений, оборудования, транспортных средств, несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека угрозу возникновения и распространения заболеваний и которые устанавливаются государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и гигиеническими нормативами, а в отношении безопасности продукции и связанных с требованиями к продукции процессов ее производства, хранения, перевозки, реализации, эксплуатации, применения (использования) и утилизации, которые устанавливаются документами принятыми в соответствии с международными договорами Российской Федерации, и техническими регламентами.

На территории Российской Федерации действуют федеральные санитарные правила, утвержденные федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим федеральный государственный санитарно эпидемиологический надзор, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (пункт 1 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ).

Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно правовому регулированию в сфере защиты прав потребителей, разработке и утверждению государственных санитарно-эпидемиологических правил и гигиенических нормативов, а также по организации и осуществлению федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора и федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей является Роспотребнадзор, руководитель которого главный государственный санитарный врач Российской Федерации (пункт 1, абзац второй пункта 8 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. № 322).

Исходя из пункта 1, абзацев первого и четвертого пункта 5 Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации

от 24 июля 2000 г. № 554, установление санитарно-эпидемиологических

требований, обеспечивающих безопасность для здоровья человека среды его

обитания, - это основная задача государственного санитарно эпидемиологического нормирования, которое, в свою очередь, осуществляется

федеральными органами исполнительной власти и федеральными государственными учреждениями государственного санитарно эпидемиологического надзора в Российской Федерации и включает в себя кроме прочего, разработку (пересмотр), экспертизу, утверждение, введение в действие и опубликование санитарных правил.

Согласно данному положению нормативными правовыми актами устанавливающими санитарно-эпидемиологические требования, являются государственные санитарно-эпидемиологические правила (санитарные правила санитарные правила и нормы, санитарные нормы, гигиенические нормативы которые подлежат государственной регистрации.

Таким образом, оспариваемый нормативный правовой акт утвержден Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий. Санитарные правила зарегистрированы 28 сентября 2001 г. в Минюсте России, регистрационный номер 2956, и опубликованы 8 октября 2001 г. в издании «Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти», № 41, 10 октября 2001 г. в «Российской газете».

Пунктами 1.1, 1.2 Санитарных правил предусмотрено, что они разработаны с целью предотвращения возникновения и распространения инфекционных и неинфекционных заболеваний (отравлений) среди населения Российской Федерации, определяют санитарно-эпидемиологические требования к размещению, устройству, планировке, санитарно-техническому состоянию, содержанию организаций торговли продовольственным сырьем и пищевыми продуктами, условиям транспортировки, приемки, хранения переработки, реализации продовольственного сырья и пищевых продуктов, а также к условиям труда и распространяются на строящиеся, реконструируемые и действующие организации торговли, рынки, базы, склады продовольственного сырья и пищевых продуктов независимо от организационно-правовых форм и форм собственности (кроме холодильников и рынков, реализующих сельскохозяйственную продукцию непромышленного изготовления), а также индивидуальных предпринимателей.

С учетом области применения и предмета правового регулирования Санитарных правил, который в том числе указан и в их наименовании, в оспариваемой части пункта 2.3 определены санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов, в соответствии с которыми в помещениях встроенных, встроенно-пристроенных к жилым зданиям и зданиям иного назначения, не допускается размещать магазины площадью более 1000 кв.м соответствующего вида и типа организации торговли, реализующей продовольственное сырье и пищевые продукты. В силу положений пункта 3 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ их соблюдение является обязательным.

Действие Санитарных правил не распространяется на организации торговли и оборот в них непродовольственного сырья и непищевых продуктов Их нормы не регулируют соответствующие отношения с участием граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, поэтому оспариваемое нормативное положение, вопреки утверждениям административного истца, не может нарушать прав граждан на владение и пользование недвижимым имуществом в указанных им аспектах.

Имея своей целью предотвращение возникновения и распространения инфекционных и неинфекционных заболеваний (отравлений) среди населения Российской Федерации, Санитарные правила в оспариваемой части не содержат предписаний, которые по своему правовому регулированию нарушают права граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду гарантированные Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 41 и часть 1 статьи 42 соответственно).

Осуществленное Роспотребнадзором государственное санитарно эпидемиологическое нормирование в рассматриваемой части соответствует целям Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ, определенным в его статье 1.

Лишены правовых оснований и доводы административного истца о противоречии пункта 2.3 Санитарных правил положениям «ГОСТ Р 51773-2009. Национальный стандарт Российской Федерации. Услуги торговли. Классификация предприятий торговли», утвержденного и введенного в действие приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 15 декабря 2009 г. № 771-ст, строительным нормам и правилам «СНиП 31-01-2003. Здания жилые многоквартирные», принятым постановлением Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 23 июня 2003 г. № 109, которые по своей правовой природе не относятся к числу нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу относительно Санитарных правил.

Более того, согласно пункту 4 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ нормативные правовые акты, касающиеся вопросов обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, принимаемые федеральными органами исполнительной власти органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, решения юридических лиц по указанным вопросам строительные нормы и правила, правила охраны труда, ветеринарные и фитосанитарные правила не должны противоречить санитарным правилам.

Пунктом 2 статьи 12 этого же федерального закона предписано, что при разработке нормативов градостроительного проектирования, схем территориального планирования, генеральных планов городских и сельских поселений, проектов планировки общественных центров, жилых районов магистралей городов, решении вопросов размещения объектов гражданского промышленного и сельскохозяйственного назначения и установления их санитарно-защитных зон, а также при проектировании, строительстве реконструкции, техническом перевооружении, консервации и ликвидации промышленных, транспортных объектов, зданий и сооружений культурно бытового назначения, жилых домов, объектов инженерной инфраструктуры и благоустройства и иных объектов должны соблюдаться санитарные правила.

Приведенными законоположениями установлена большая юридическая сила санитарных правил относительно упоминаемых в них нормативных правовых актов, а также актов технического регулирования и иных актов.

По аналогичным мотивам отсутствуют и основания для признания оспариваемого нормативного положения не соответствующим законодательству о градостроительной деятельности, в том числе нормам Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Кроме того, административным истцом не подтверждены и обстоятельства применения в отношении его оспариваемого предписания или то, что он является субъектом правоотношений, регулируемых Санитарными правилами.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании нормативного правового акта судом принимается решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, если оспариваемый полностью или в части нормативный правовой акт признается соответствующим иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Руководствуясь статьями 175-180, 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил в удовлетворении административного искового заявления Любашенко С М о признании частично недействующим пункта 2.3 санитарных правил «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов. СП 2.3.6.1066-01, утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 6 сентября 2001 г., отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме Судья Верховного Суда

ю г Российской Федерации - Иваненко

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 42 Конституции РФ