ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №АКПИ13-53

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г.Москва 14 м а р т а 2013 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Емышевой В.А.

при секретаре Карулине И.А.

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению открытого акционерного общества «Камчатнефтепродукт» о признании недействующими пункта 4.7.1 и таблицы 3 Санитарно эпидемиологических правил и нормативов 2.1.5.2582-10 «Санитарно эпидемиологические требования к охране прибрежных вод морей от загрязнения в местах водопользования населения», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 27 февраля 2010 г. № 15,

установил:

постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 27 февраля 2010 г. № 15 утверждены и введены в действие с 5 апреля 2010 г. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы 2.1.5.2582-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к охране прибрежных вод морей от загрязнения в местах водопользования населения» (далее - СанПиН 2.1.5.2582-10). Постановление зарегистрировано Министерством юстиции Российской Федерации 23 марта 2010 г., № 167003, опубликовано в «Российской газете» 26 марта 2010 г.

В соответствии с пунктом 4.7.1 СанПиН 2.1.5.2582-10 сточные воды которые технически невозможно использовать в системах повторного оборотного водоснабжения в промышленности, городском хозяйстве, для орошения в сельском хозяйстве и для других целей, допускается отводить в воду морей в районе водопользования после очистки и обеззараживания только через глубоководные выпуски, длина которых определяется в соответствии с требованиями таблицы 3 указанных санитарных правил. В таблице 3 приведена длина глубоководного выпуска очищенных до нормативных значений сточных вод в зависимости от производительности очистных сооружений.

ОАО «Камчатнефтепродукт» обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пункта 4.7.1 и таблицы 3 СанПиН 2.1.5.2582-10, ссылаясь на то, что оспариваемые нормативные положения, допускающие возможность отводить в воду морей в районе водопользования сточные воды только через глубоководные выпуски длина которых определяется в соответствии с требованиями таблицы 3, противоречат пунктам 1, 2, 4 статьи 18 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ), статье 34 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ), статье 44 Водного кодекса Российской Федерации и ограничивают права юридических лиц осуществляющих сброс сточных вод в водные объекты, возлагая на них дополнительные обязанности.

В обоснование заявленных требований указало, что установленная таблицей 3 длина глубоководного выпуска очищенных до нормативных значений сточных вод является необоснованной, так как не учитывает среднесуточную производительность очистных сооружений, влияние длины выпуска на качество отводимых сточных вод и степень их воздействия на санитарно-эпидемиологическое благополучие населения, диаметр глубоководного выпуска.

В судебном заседании представитель заявителя Рублевкина Ю.А поддержала заявленные требования и просила их удовлетворить.

Представители Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (далее - Роспотребнадзор Минеева О.Н., Черненко СМ., представитель Министерства юстиции Российской Федерации Бабченко Ю.В. с предъявленными требованиями не согласились, просили оставить их без удовлетворения и пояснили, что СанПиН 2.1.5.2582-10 утверждены Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации в пределах предоставленных действующим законодательством полномочий, оспариваемые положения нормативного правового акта не противоречат федеральному законодательству и не нарушают прав и законных интересов юридических лиц.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав материалы дела, принимая во внимание заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей в удовлетворении заявления отказать, суд находит, что заявление не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 41, статье 42 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду.

Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ, закрепляя в статье 8 право граждан на благоприятную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека, устанавливает, что водные объекты, используемые в целях питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, а также в лечебных, оздоровительных и рекреационных целях в том числе водные объекты, расположенные в границах городских и сельских населенных пунктов, не должны являться источниками биологических химических и физических факторов вредного воздействия на человека критерии безопасности и (или) безвредности для человека водных объектов, в том числе предельно допустимые концентрации в воде химических биологических веществ, микроорганизмов, уровень радиационного фона устанавливаются санитарными правилами (пункты 1, 2 статьи 18).

В силу пункта 1 статьи 38, пункта 1 статьи 39 данного закона в редакции от 30 декабря 2008 г., действовавшей на момент принятия оспариваемого нормативного акта, санитарные правила разрабатываются и утверждаются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять санитарно-эпидемиологический надзор, и иными органами, осуществляющими государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в связи с установленной необходимостью санитарно-эпидемиологического нормирования факторов среды обитания и условий жизнедеятельности человека.

Федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор в Российской Федерации, в соответствии с Положением об осуществлении государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2005 г. № 569, является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека и ее территориальные органы, созданные в установленном законодательством Российской Федерации порядке для осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора в субъектах Российской Федерации муниципальных образованиях и на транспорте (пункт 3).

Реализуя предоставленные полномочия руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека - Главный государственный санитарный врач Российской Федерации утвердил и ввел в действие СанПиН 2.1.5.2582-10, устанавливающие обязательные санитарно-эпидемиологические требования к охране прибрежных территориальных и внутренних вод морей, включая прибрежные морские воды в черте населенных пунктов и за их пределами, устьевые области рек впадающих в эти моря, используемые и перспективные для рекреационного лечебно-оздоровительного, хозяйственно-питьевого и культурно-бытового морского водопользования населения, прилегающую полосу суши шириной 2 км от линии максимального уровня воды и зоны их санитарной охраны регламентирующие требования к составу, свойствам морской воды и условиям сброса всех видов сточных вод в охраняемых районах, в том числе требования к санитарной охране прибрежных вод морей (1.2, 1.3).

Суд считает необоснованным довод заявителя о том, что минимальная длина глубоководного выпуска очищенных до нормативных значений сточных вод установлена произвольно.

Представитель Роспотребнадзора Черненко СМ. пояснил суду, что СанПиН 2.1.5.2582-10 разрабатывались на основе результатов комплексных исследований по выявлению и оценке воздействия факторов среды обитания на здоровье населения, проведенных в нескольких научно-исследовательских организациях, анализа международного опыта в области санитарно эпидемиологического нормирования. Дифференциация длины глубоководных выпусков в прибрежные моря в зависимости от производительности очистных сооружений обусловлена необходимостью предотвращения опреснения морской воды в зоне водопользования и предотвращения сверхнормативного загрязнения зоны рекреации с учетом эксплуатации точки сброса сточных вод Установленная протяженность глубоководных выпусков обеспечивает охрану прибрежной полосы моря, используемой для рекреации, в случае аварийных сбросов, а также безопасность береговой полосы зоны рекреации от сверхнормативного заражения компонентами выбросов. Минимальная допустимая длина глубоководного выпуска 300 м обусловлена величиной рекреационной зоны, в том числе акватории, расположенной в черте населенного пункта. При определении допустимой глубины глубоководных выпусков применялись методы расчета, приведенные в Методике разработки нормативов допустимых сбросов веществ и микроорганизмов в водные объекты для водопользователей, утвержденной приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 17 декабря 2007 г. № 333.

Оспариваемые положения не противоречат части 4 статьи 44 Водного кодекса Российской Федерации, согласно которой сброс сточных вод и (или дренажных вод может быть ограничен, приостановлен или запрещен по основаниям и в порядке, которые установлены федеральными законами поскольку СанПиН 2.1.5.2582-10 не устанавливают запрет или ограничение на сброс сточных вод, а лишь регламентируют условия сброса сточных вод в охраняемых районах с целью предупреждения или устранения существующего загрязнения прибрежных вод морей, которое может привести к развитию интоксикаций, возникновению инфекционных, паразитарных заболеваний кожно-раздражающего действия и снижению оздоравливающего эффекта морского водопользования населения.

Не имеет правовых оснований довод заявителя о том, что оспариваемые положения противоречат статье 34 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ, согласно которой размещение, проектирование, строительство реконструкция, ввод в эксплуатацию, эксплуатация, консервация и ликвидация зданий, строений, сооружений и иных объектов, оказывающих прямое или косвенное негативное воздействие на окружающую среду, осуществляются в соответствии с требованиями в области охраны окружающей среды. Согласно пункту 6 статьи 2 данного закона отношения, возникающие в области охраны окружающей среды, в той мере, в какой это необходимо для обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, регулируются законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения и законодательством об охране здоровья, иным направленным на обеспечение благоприятной для человека окружающей среды законодательством.

Нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу по отношению к оспариваемым СанПиН 2.1.5.2582-10, которые бы устанавливали иную протяженность глубоководных выпусков, чем предусмотрено таблицей 3, либо иной порядок их определения не имеется.

Учитывая, что оспариваемые нормативные положения не противоречат федеральному законодательству, прав и свобод заявителя не нарушают, суд в соответствии с частью 1 статьи 253 ГПК РФ принимает решение об отказе в удовлетворении заявления.

Руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявления открытого акционерного общества «Камчатнефтепродукт» о признании недействующими пункта 4.7.1 и таблицы 3 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов 2.1.5.2582-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к охране прибрежных вод морей от загрязнения в местах водопользования населения», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 27 февраля 2010 г. № 15, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме Судья Верховного Суда Российской Федерации В.А. Емышева

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 42 Конституции РФ