ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № АПЛ14-128

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 17 апреля 2014 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Крупнова И.В.,

Назаровой А.М.

при секретаре Диордиеве А.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Бородулина В В Гороховой Е А , Махова В В Рединой О В об оспаривании в части распоряжения Правительства Российской Федерации от 30 июля 2013 г. № 1347-р

по апелляционной жалобе Бородулина В В . на решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 января 2014 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения Бородулина ВВ., Махова ВВ., Гороховой Е.А их представителей Чуевской Е.Б., Родиной Е.Н., поддержавших доводы апелляционной жалобы и дополнения к ней, возражения представителя Правительства Российской Федерации Косаревой НИ.,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

распоряжением Правительства Российской Федерации 30 июля 2013 г. № 1347-р (далее - Распоряжение), опубликованным в Собрании законодательства Российской Федерации, 2013 год, № 31, ст. 4293, земельные участки общей площадью 53,4965 гектара (кадастровые номера 50:09:0060805:109, 50:09:0060805:114, 50:09:0060736:85, 50:09:0060812:135, 50:09:0060805:117, 50:09:0060736:246), расположенные в Солнечногорском районе Московской области, переведены из состава земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности, энергетики транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения для строительства комплекса новой взлетно посадочной полосы международного аэропорта «Шереметьево».

Бородулин ВВ., Горохова Е.А., Махов ВВ., проживающие в г. Москве, и Редина О.В., проживающая в Мытищинском районе Московской области обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлениями о признании Распоряжения незаконным в части перевода земельных участков с кадастровыми номерами 50:09:0060812:135 и 50:09:0060736:246 из состава земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны безопасности и земли иного специального назначения для строительства комплекса новой взлетно-посадочной полосы международного аэропорта «Шереметьево». В обоснование заявленного требования ссылались на противоречие Распоряжения в оспариваемой части пункту 3 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно эпидемиологическом благополучии населения», устанавливающему обязательность соблюдения санитарных правил гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, а также подпунктам 2.2.4 и 4.4.5 санитарно-эпидемиологических правил СП 2.1.4.2625-10 «Зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации 30 апреля 2010 г. № 45 (далее - Санитарные правила). Как утверждают заявители, земельные участки с кадастровыми номерами 50:09:0060812:135 и 50:09:0060736:246 расположены во втором поясе зоны санитарной охраны (ЗСО) источников питьевого водоснабжения г. Москвы, в связи с чем функционирование комплекса новой взлетно-посадочной полосы международного аэропорта «Шереметьево» (далее - ВПП-3) повлечет загрязнение территории второго пояса ЗСО Северной станции водоподготовки г. Москвы, а также находящейся на этой территории части основного водотока - реки Клязьмы, что создаст угрозу санитарно-эпидемиологическому благополучию москвичей, потребляющих воду с данной станции, приведет к нарушению прав граждан на благоприятную окружающую среду, санитарно эпидемиологическое благополучие, охрану здоровья.

Требования заявителей объединены судом для совместного рассмотрения в одно производство.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 16 января 2014 г в удовлетворении заявления Бородулину ВВ., Гороховой Е.А., Махову ВВ Рединой О.В. отказано.

В апелляционной жалобе Бородулин ВВ. просит указанное решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным, и принять по делу новое решение об удовлетворении требований заявителей. При этом полагает что судом не был учтен довод заявителей о том, что земельные участки с кадастровыми номерами 50:09:0060812:135 и 50:09:0060736:246 расположены во втором поясе ЗСО источников питьевого водоснабжения г. Москвы. Кроме того, по мнению заявителя, судом не был исследован вопрос о соответствии условий использования выбранных земельных участков, что привело к осуществлению перевода земель из одной категории в другую в нарушение санитарно-эпидемиологического законодательства.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнения к апелляционной жалобе, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В силу части 4 статьи 258 ГПК РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что оспариваемое Распоряжение было издано Правительством Российской Федерации в пределах предоставленных ему полномочий, с соблюдением требований, установленных федеральным законодательством, и, следовательно, каких-либо прав заявителей не нарушает.

Так, в соответствии со статьей 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения обеспечивает их исполнение. Акты по оперативным и другим текущим вопросам, не имеющие нормативного характера, издаются в форме распоряжений Правительства Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 7 Земельного кодекса Российской Федерации земли в Российской Федерации по целевому назначению подразделяются на ряд категорий, к которым в том числе относятся земли сельскохозяйственного назначения (подпункт 1) и земли промышленности энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны безопасности и земли иного специального назначения (подпункт 3).

Подпункт 1 пункта 1 статьи 8 названного кодекса предусматривает, что перевод земель из одной категории в другую в отношении земель, находящихся в федеральной собственности, осуществляется Правительством Российской Федерации. Из имеющихся в материалах дела документов видно, что земельные участки с кадастровыми номерами 50:09:0060812:135 и 50:09:0060736:246, расположенные в Солнечногорском районе Московской области, находятся в федеральной собственности. Следовательно Распоряжение издано Правительством Российской Федерации в пределах имеющейся у него компетенции.

Осуществляя полномочия по управлению федеральной собственностью Правительство Российской Федерации 30 июля 2013 г. издало распоряжение № 1347-р, которым осуществлен перевод земель из одной категории в другую.

Перевод земель сельскохозяйственного назначения, указанных в Распоряжении, осуществлен с целью строительства комплекса новой взлетно-посадочной полосы международного аэропорта «Шереметьево».

В силу пункта 3 статьи 8 Земельного кодекса Российской Федерации основанием признания недействительными актов о переводе земель из одной категории в другую является нарушение установленного данным кодексом федеральными законами порядка перевода земель из одной категории в другую.

Федеральный закон от 21 декабря 2004г. № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» (далее - Закон о переводе земель) определяет правовые особенности перевода земель или земельных участков в составе таких земель из одной категории в другую.

В отношении перевода земель сельскохозяйственного назначения содержание ходатайства о переводе земель из одной категории в другую и состав документов, прилагаемых к ходатайству, исчерпывающим образом определены в статьях 2, 7 Закона о переводе земель и приказе Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 17 мая 2010 г. № 168 «Об описании содержания ходатайства о переводе находящихся в собственности Российской Федерации земель сельскохозяйственных угодий или земельных участков в составе таких земель из земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию и составе прилагаемых к нему документов».

Тщательно исследовав материалы дела, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что положения названного закона, а также предписания приказа Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 17 мая 2010 г. № 168 при переводе земельных участков с кадастровыми номерами 50:09:0060812:135 и 50:09:0060736:246 из состава земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны безопасности и земли иного специального назначения были соблюдены.

Из исследованных судом первой инстанции документов, в частности следует, что 17 декабря 2012 г. ФГУП «Администрация гражданских аэропортов (аэродромов)», являвшееся заказчиком-застройщиком ВПП-3, обратилось в Министерство сельского хозяйства Российской Федерации с ходатайством о переводе находящихся в собственности Российской Федерации шести земельных участков, расположенных в Солнечногорском районе Московской области, из земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности, транспорта и иного специального назначения, к которому были приложены материалы, обосновывающие необходимость такого перевода в том числе проект рекультивации земельных участков. В ходатайстве, в частности, указано, что строительство ВПП-3 предусмотрено Федеральной целевой программой «Развитие транспортной системы России (2010 - 2015 годы)», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 5 декабря 2001 г. № 848. Поскольку документы, обосновывающие перевод земельных участков из одной категории в другую, соответствовали требованиям законодательства, Министерство сельского хозяйства Российской Федерации подготовило и внесло в Правительство Российской Федерации проект Распоряжения, которое впоследствии было принято, так как оснований для отказа в таком переводе не имелось.

Проанализировав статью 4, пункт 6 части 1 статьи 7 Закона о переводе земель, суд пришел к правильному выводу о том, что установленный порядок принятия решения о переводе земель, земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности, энергетики транспорта и иного специального назначения Правительством Российской Федерации нарушен не был. Земельный кодекс Российской Федерации также не содержит положений, запрещающих Правительству Российской Федерации принимать акты о таком переводе земель или земельных участков.

Отсутствуют и какие-либо федеральные законы, предусматривающие обязательное проведение государственной экологической экспертизы в отношении актов Правительства Российской Федерации о переводе земель сельскохозяйственных угодий или земельных участков в составе таких земель из земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности энергетики, транспорта и иного специального назначения.

Доводы заявителей о том, что Распоряжение противоречит Федеральному закону «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» по мотиву того, что земельные участки с кадастровыми номерами 50:09:0060812:135 и 50:09:0060736:246 расположены во втором поясе ЗСО источников питьевого водоснабжения г. Москвы, судом первой инстанции проверялись и были признаны ошибочными, поскольку проверка соблюдения санитарных норм должна осуществляться не при переводе земельных участков из одной категории в другую, а при выборе земельных участков под строительство, при проектировании, строительстве, реконструкции техническом перевооружении транспортных и иных объектов (пункт 2 статьи 12 названного закона).

Следовательно, само по себе решение о переводе земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности и иного специального назначения не может предопределять и свидетельствовать о нарушении каких-либо санитарных правил.

Суд также учел, что при выборе земельного участка были соблюдены требования статьи 31 Земельного кодекса Российской Федерации регламентирующие порядок выбора земельных участков для строительства.

Из материалов дела видно, что 24 декабря 2010 г. комиссией в составе представителей государственных и муниципальных органов, государственного заказчика, генерального проектировщика был оформлен акт о выборе земельного участка для строительства комплекса новой взлетно-посадочной полосы (ВПП-3) международного аэропорта «Шереметьево» на территории Солнечногорского муниципального района Московской области, за исключением участков лесного фонда (далее - Акт о выборе земельного участка). Рассмотрев материалы выбора земельного участка, комиссия решила предложенный вариант выбора земельного участка для строительства ВПП-3 согласовать и принять как единственно возможный. К Акту о выборе земельного участка прилагается схема расположения земельных участков необходимых для строительства ВПП-3, утвержденная органом местного самоуправления.

Распоряжением Федерального агентства по управлению государственным имуществом от 6 декабря 2011 г. № 3036-р Акт о выборе земельного участка утвержден, место размещения ВПП-3 согласовано.

Как правильно указано в обжалованном решении, доводы заявителей о том, что Акт о выборе земельного участка не учитывает требования Санитарных правил, фактически основаны на предположениях, поскольку решение о предварительном согласовании места размещения ВПП-3, утверждающее Акт о выборе земельного участка, в установленном порядке не было обжаловано заинтересованными лицами и не отменено.

Более того, как усматривается из материалов дела, санитарно эпидемиологическим заключением от 31 мая 2011 г. № 50.99.04.000.Т.000020.05.11, выданным Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Московской области, материалы выбора земельного участка для строительства ВПП-3 признаны соответствующими государственным санитарно эпидемиологическим правилам и нормативам СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий сооружений и иных объектов». Указанное заключение также никем не было оспорено.

При таких данных суд пришел к правильному выводу о том, что установленных законом ограничений или запретов для принятия Правительством Российской Федерации решения о переводе земель в рассматриваемом случае не имеется.

То обстоятельство, что Бородулин ВВ., Родина Е.Н. обратились в Коптевский районный суд г. Москвы с заявлением об оспаривании действий администрации Солнечногорского муниципального района Московской области и управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Московской области не опровергает выводы первой инстанции о законности Распоряжения и не может служить основанием к отмене судебного решения.

Довод апелляционной жалобы о ненадлежащем исполнении начальником территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Московской области в Клинском, Солнечногорском районах своих должностных обязанностей при решении вопроса о переводе земельных участков с кадастровыми номерами 50:09:0060812:135 и 50:09:0060736:246 не может свидетельствовать о незаконности решения суда, вынесенного по иному предмету рассмотрения.

Ссылки в апелляционной жалобе на статьи 41, 42, 58 Конституции Российской Федерации, статью 12 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», статью 17 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 (документ утратил силу 1 января 2012 г.) также не могут свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда, поскольку данные нормы носят общий характер и непосредственно не регулируют рассматриваемые правоотношения.

Указания Бородулина ВВ. в дополнительной апелляционной жалобе на правовые позиции Европейского Суда по правам человека также не могут свидетельствовать о незаконности обжалованного решения суда, поскольку они были высказаны по различным категориям дел, не имеющих непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу.

Выводы суда основаны на нормах материального права проанализированных в решении. Предусмотренных законом оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 января 2014 г оставить без изменения, апелляционную жалобу Бородулина В В - без удовлетворения Председательствующий Г В. Манохина Члены коллегии И.В. Крупное

А.М. Назарова

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 41 Конституции РФ