79018_953649

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 302-КГ17-1851

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 06.06.2017

Судья Верховного Суда Российской Федерации Першутов А.Г., изучив по материалам истребованного дела кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Меренкова В.И. на решение Арбитражного суда Красноярского края от 27.06.2016 по делу № А33-26454/2015, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.08.2016 и постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30.11.2016 по тому же делу по заявлению индивидуального предпринимателя Меренкова В.И. к государственному учреждению – Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Шарыпово и Шарыповском районе Красноярского края о признании недействительным требования от 04.09.2015 № 03402340144695 об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафа и об обязании возвратить 66 646 рублей 17 копеек страховых взносов,

установил:

индивидуальный предприниматель Меренков В.И. (далее предприниматель) обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к государственному учреждению – Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Шарыпово и Шарыповском районе Красноярского края (далее – пенсионный фонд) о признании недействительным требования от 04.09.2015 № 03402340144695 об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафа и об обязании возвратить 66 646 рублей 17 копеек страховых взносов.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 27.06.2016, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.08.2016, предпринимателю отказано в удовлетворении заявленных требований.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа постановлением от 30.11.2016 оставил без изменения решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

Предприниматель обратился в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой на указанные судебные акты, в которой просит их отменить и принять новый судебный акт по делу об удовлетворении заявления.

Письмом судьи Верховного Суда Российской Федерации от 03.04.2017 были истребованы материалы дела из Арбитражного суда Красноярского края.

Согласно положениям части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и являются достаточным основанием для пересмотра оспариваемых судебных актов в кассационном порядке.

При изучении по материалам истребованного дела доводов жалобы и принятых по делу судебных актов таких оснований для передачи упомянутой жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не установлено.

Как следует из материалов дела, выявив у предпринимателя недоимку по страховым взносам за 2014 год, пенсионный фонд направил в его адрес требование от 04.09.2015 № 03402340144695 об уплате в срок до 25.09.2015 задолженности по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование на страховую часть трудовой пенсии за 2014 год в сумме 62 403 рублей 89 копеек и соответствующим пеням.

Не согласившись с указанным требованием пенсионного фонда предприниматель обратился в Арбитражный суд Красноярского края с настоящим заявлением.

Рассматривая настоящий спор, суды установили, что в спорный период на основании подпункта «б» пункта 1 части 1 статьи 5 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации Федеральный Фонд обязательного медицинского страхования» (далее – Закон № 212-ФЗ) предприниматель являлся плательщиком страховых взносов как индивидуальный предприниматель, производящий выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, а также на основании пункта 2 части 1 статьи 5 Закона № 212-ФЗ предприниматель являлся плательщиком страховых взносов, применяющим упрощенную систему налогообложения, как индивидуальный предприниматель, не производящий выплаты и иные вознаграждения физическим лицам.

Согласно части 3 статьи 5 Закона № 212-ФЗ, если плательщик страховых взносов относится одновременно к нескольким категориям плательщиков страховых взносов, указанным в части 1 настоящей статьи или в федеральном законе о конкретном виде обязательного социального страхования, он исчисляет и уплачивает страховые взносы по каждому основанию.

В соответствии с частью 1 статьи 14 Закона № 212-ФЗ плательщики страховых взносов, указанные в пункте 2 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона, уплачивают соответствующие страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования в фиксированных размерах, определяемых в соответствии с частями 1.1 и 1.2 настоящей статьи.

Согласно пункту 3 части 8 статьи 14 Закона № 212-ФЗ в целях применения положений части 1.1 настоящей статьи, устанавливающей порядок определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате плательщиками страховых взносов, не производящими выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, доход для плательщиков страховых взносов, применяющих упрощенную систему налогообложения, учитывается в соответствии со статьей 346.15 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Налоговый Кодекс).

Ссылаясь на названные нормы, суды отклонили доводы предпринимателя о том, что поскольку он является работодателем и уплачивает страховые взносы с выплат и иных вознаграждений, начисляемых им в пользу своих работников, у него отсутствуют основания для уплаты страховых взносов в качестве плательщика, поименованного в пункте 2 части 1 статьи 5 Закона № 212-ФЗ.

Суды указали, что индивидуальные предприниматели, являющиеся работодателями, уплачивают страховые взносы по двум основаниям - с сумм выплат и иных вознаграждений, начисляемых ими в пользу своих работников, а также страховые взносы за себя, исходя из своего дохода от предпринимательской деятельности, полученного за расчетный период.

На основании изложенного, суды пришли к выводу о правомерности оспариваемого требования пенсионного фонда об уплате недоимки по страховым взносам, пеней и штрафа, признав правильным произведенный пенсионным фондом расчет страховых взносов и пеней, подлежащих уплате предпринимателем. Нарушений процедуры выставления пенсионным фондом оспариваемого требования суды не установили.

Обжалуя указанные судебные акты в Верховный Суд Российской Федерации, предприниматель приводит доводы о том, что он не относится к категории плательщиков страховых взносов, указанных в пункте 2 части 1 статьи 5 Закона № 212-ФЗ, поскольку является плательщиком страховых взносов на основании подпункта «б» пункта 1 части 1 статьи 5 Закона № 212- ФЗ.

Вместе с тем, указанные доводы являлись предметом рассмотрения судов и получили надлежащую правовую оценку применительно к положениям Закона № 212-ФЗ, в том числе части 3 статьи 5 Закона № 212-ФЗ, согласно которым если плательщик страховых взносов относится одновременно к нескольким категориям плательщиков страховых взносов, указанным в части 1 настоящей статьи или в федеральном законе о конкретном виде обязательного социального страхования, он исчисляет и уплачивает страховые взносы по каждому основанию. Система обязательного пенсионного страхования охватывает в том числе индивидуальных предпринимателей, которые обязаны уплачивать страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации в период с начала предпринимательской деятельности и до ее прекращения Индивидуальные предприниматели в данной системе выступают одновременно в качестве застрахованных лиц и в качестве страхователей. Отнесение индивидуальных предпринимателей к числу лиц, которые подлежат обязательному пенсионному страхованию, и возложение на них обязанности по уплате за себя страховых взносов - с учетом цели обязательного пенсионного страхования, социально-правовой природы и предназначения страховых взносов - само по себе не может расцениваться как не согласующееся с требованиями Конституции Российской Федерации. Напротив, оно направлено на реализацию принципа всеобщности пенсионного обеспечения, вытекающего из статьи 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации, тем более что индивидуальные предприниматели подвержены такому же социальному страховому риску в связи с наступлением страхового случая, как и лица работающие по трудовому договору. Уплата индивидуальными предпринимателями страховых взносов обеспечивает формирование их пенсионных прав, приобретение права на получение трудовой пенсии.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 30.11.2016 № 27-П разъяснил, что взаимосвязанные положения пункта 1 части 8 статьи 14 Закона № 212-ФЗ и статьи 227 Налогового кодекса в той мере в какой на их основании решается вопрос о размере дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, подлежащих уплате индивидуальным предпринимателем уплачивающим НДФЛ и не производящим выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, по своему конституционно–правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают, что для данной цели доход индивидуального предпринимателя, уплачивающего НДФЛ и не производящего выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, подлежит уменьшению на величину фактически произведенных им и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением дохода в соответствии с установленными Налоговым кодексом правилами учета таких расходов для целей исчисления и уплаты НДФЛ.

Изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 30.11.2016 № 27-П правовая позиция также подлежит применению и в отношении порядка определения размера страховых взносов подлежащих уплате плательщиком страховых взносов, поименованным в пункте 2 части 1 статьи 5 Закона № 212-ФЗ, применяющим упрощенную систему налогообложения и выбравшим в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, поскольку принцип определения объекта налогообложения плательщиками НДФЛ аналогичен принципу определения объекта налогообложения для плательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения доходы уменьшенные на величину расходов.

В рассматриваемом же деле предприниматель применяет упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения доходы, в связи с чем ссылки предпринимателя на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 30.11.2016 № 27-П, не могут быть приняты во внимание.

Приведенные предпринимателем в жалобе доводы не свидетельствуют о существенных нарушениях судами норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и не могут быть признаны достаточным основанием для пересмотра обжалуемых судебных актов в кассационном порядке.

Таким образом, основания для передачи жалобы предпринимателя для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации обжалуемых судебных актов в порядке кассационного производства отсутствуют.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 291.1, 291.6, 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья

определил:

отказать индивидуальному предпринимателю Меренкову В.И. в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации Судья Верховного Суда Российской Федерации А.Г.Першутов

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 39 Конституции РФ