ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №АКПИ 12-47

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. М о с к в а 21 ф е в р а л я 2012 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Зайцева В.Ю.

при секретаре Степанищеве А.В.

с участием прокурора Коробкова Е.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Колядина М А о признании частично недействующим постановления Правительства Российской Федерации от 3 ноября 2011 г. № 888 «О размерах минимальной и максимальной величин пособия по безработице на 2012 год»,

установил:

названным постановлением Правительства Российской Федерации от 3 ноября 2011 г. № 888 (далее - Постановление) установлены на 2012 г минимальная величина пособия по безработице в размере 850 рублей и максимальная величина пособия по безработице в размере 4900 рублей.

Колядин М.А., зарегистрированный в качестве безработного в учреждении службы занятости населения города Москвы, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании Постановления недействующим в части определения размеров минимальной и максимальной величин пособия по безработице ниже величины прожиточного минимума, ссылаясь на то, что оно нарушает его право на необходимый уровень жизни, гарантированный пунктом 1 статьи 25 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., и противоречит пункту 2 статьи 26 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 г. № 1920-1. В заявлении указано, что размер пособия по безработице не может быть ниже установленного законом прожиточного минимума, который установлен в целом по Российской Федерации за III квартал 2011 г. на душу населения 6287 руб., для трудоспособного населения - 6792 руб., пенсионеров - 4961 руб., детей - 6076 руб. Пособие же по безработице назначено заявителю в размере 2890 руб., что явно не обеспечивает необходимый жизненный уровень для проживания в городе Москве.

В судебном заседании Колядин М.А. поддержал свое требование по изложенным в заявлении основаниям и просил о его удовлетворении в полном объеме.

Представитель Правительства Российской Федерации Ерохина Ю.В требование заявителя не признала, пояснив, что Постановление в оспариваемой части каким-либо нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не противоречит и прав заявителя не нарушает.

Выслушав объяснения заявителя и представителя заинтересованного лица, изучив материалы дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И., просившего отказать заявителю в удовлетворении его требования, суд находит заявление Колядина М.А. не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Из преамбулы Постановления видно, что оно принято в соответствии со статьей 33 Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 г. № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации», пункт 2 которой, в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ, предусматривает, что размеры минимальной и максимальной величин пособия по безработице ежегодно определяются Правительством Российской Федерации Следовательно, утверждая оспариваемые величины, Правительство Российской Федерации действовало в рамках делегированных ему федеральным законодателем полномочий.

Утверждение заявителя о том, что Правительство Российской Федерации не могло установить минимальный и максимальный размеры пособия по безработице на 2012 г. ниже прожиточного минимума в целом по Российской Федерации, является ошибочным, поскольку Закон Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации», определяющий гарантии государства по реализации конституционных прав граждан Российской Федерации на труд и социальную защиту от безработицы, не увязывает определение размеров пособия по безработице с величиной прожиточного минимума в целом по Российской Федерации. Согласно пункту 1 его статьи 33 пособие по безработице гражданам, уволенным по любым основаниям (за исключением указанных в статье 34 названного Закона) в течение 12 месяцев предшествовавших началу безработицы, имевшим в этот период оплачиваемую работу не менее 26 недель на условиях полного рабочего дня (полной рабочей недели) или на условиях неполного рабочего дня (неполной рабочей недели) с пересчетом на 26 недель с полным рабочим днем (полной рабочей неделей), и признанным в установленном порядке безработными, начисляется: в первом

(12-месячном) периоде выплаты: в первые три месяца - в размере 75 процентов

их среднемесячного заработка (денежного довольствия), исчисленного за последние три месяца по последнему месту работы (службы); в следующие четыре месяца - в размере 60 процентов; в дальнейшем - в размере 45 процентов, но во всех случаях не выше максимальной величины пособия по безработице и не ниже минимальной величины пособия по безработице увеличенных на размер районного коэффициента; во втором (12-месячном периоде выплаты - в размере минимальной величины пособия по безработице увеличенной на размер районного коэффициента.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 2 ноября 2011 г. № 1625-0-0 «Об отказе в принятии жалобы гражданина Глухова И.А. на нарушение его конституционных прав положениями статьи 33 Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации пособие по безработице в настоящее время не является видом страхового обеспечения, предоставляемого в рамках системы обязательного социального страхования, а фактически представляет собой государственное пособие назначаемое в связи с отсутствием заработка (трудового дохода). Правовая природа этого пособия как разновидности социального обеспечения предоставляемого за счет средств федерального бюджета, предопределяет достаточно широкую дискрецию федерального законодателя по определению его размеров, критериев их дифференциации, учитывая при этом целевое назначение данной выплаты, ситуацию на рынке труда, имеющиеся у государства материально-финансовые средства и иные социально значимые обстоятельства. В дополнение к пособию по безработице, не достигающему величины прожиточного минимума, в субъектах Российской Федерации в целях обеспечения трудоспособным гражданам, временно лишившимся работы и заработка, по крайней мере минимально необходимого для удовлетворения жизненно важных потребностей уровня материального достатка может предоставляться государственная социальная помощь в порядке и на условиях предусмотренных законодательством соответствующего субъекта Российской Федерации. Кроме того, действующее законодательство - с учетом положений статьи 39 (часть 3) Конституции Российской Федерации о поощрении добровольного социального страхования и создания дополнительных форм социального обеспечения - наряду с предоставлением пособия по безработице предусматривает ряд механизмов, направленных на оказание безработным дополнительной поддержки. Указанные механизмы закреплены как Законом Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации», так и другими законодательными актами Российской Федерации и ее субъектов. В частности, безработные граждане, ранее имевшие работу и заработок, могут принимать участие в оплачиваемых общественных работах, сохраняя при этом право на получение пособия по безработице; граждане могут заключать со страховыми организациями договоры добровольного страхования на случай потери работы; дополнительные гарантии могут предоставлять им и работодатели в соответствии с коллективным договором, соглашением или трудовым договором (абзац второй пункта 3 статьи 24, статьи 25 и 37 Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации»).

С учетом изложенного Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что оспариваемые положения статьи 33 Закона Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации» в системе действующего правового регулирования не могут расцениваться как нарушающие конституционные права Глухова И.А.

С доводом заявителя о несоответствии Постановления пункту 1 статьи 25 Всеобщей декларации прав человека, закрепляющему, что каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пишу, одежду, жилище медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам, суд согласиться не может. Провозглашая право каждого человека на обеспечение на случай безработицы, указанная Декларация не регламентирует вопросы, касающиеся порядка, условий выплаты и размеров такого обеспечения в государствах членах ООН, оставляя за ними право самостоятельно решать эти вопросы с учетом имеющихся ресурсов. Как следует из преамбулы названной Декларации, Генеральная Ассамблея ООН провозгласила ее в качестве задачи к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства с тем чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду данную Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению, путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств членов Организации, так и среди народов территорий, находящихся под их юрисдикцией.

В соответствии с пунктом 2 статьи 26 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 г. № 1920-1, пенсии, пособия и другие виды социальной помощи должны обеспечивать уровень жизни не ниже установленного законом прожиточного минимума. Наличие названной нормы не может свидетельствовать о незаконности Постановления, так как она издана до принятия 12 декабря 1993 г. всенародным голосованием Конституции Российской Федерации, в заключительных и переходных положениях которой указано, что законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу данной Конституции применяются в части, ей не противоречащей.

В силу части 2 статьи 39 Конституции Российской Федерации государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом. Как уже отмечалось, гарантии государства по реализации конституционных прав граждан Российской Федерации на труд и социальную защиту от безработицы установлены Законом Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации»; положения статьи 33 этого Закона признаны

Конституционным Судом Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации. Из изложенного следует, что норма пункта 2 статьи 26 Декларации прав и свобод человека и гражданина в настоящее время должна применяться с учетом более поздних законодательных актов Российской Федерации, регламентирующих выплату социальных пособий.

Согласно части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

Колядину М А в удовлетворении заявления отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его изготовления судом в окончательной форме.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации В.Ю. Зайцев

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 39 Конституции РФ