ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №66-КГпр 14-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва «21» марта 2014 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.

судей Задворнова М.В., Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Сидоровой Г Н к Министерству информационных технологий инновационного развития и связи Иркутской области об оспаривании распоряжения, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе взыскании компенсации, среднего заработка за период вынужденного прогула невыплаченных премий, компенсации за несвоевременный расчет компенсации морального вреда по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Задворнова М.В., выслушав объяснения истца Сидоровой Г.Н., поддержавшей доводы кассационного представления, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т. А., полагавшей, что кассационное представление подлежит удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила Сидорова Г.Н. обратилась в суд с иском к Министерству информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области о признании незаконным увольнения на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ, отмене распоряжения от 29 января 2013 года №7-мр-л, восстановлении в должности областного государственного казенного учреждения «Многофункциональный центр по оказанию государственных и муниципальных услуг», взыскании заработной платы за период вынужденного прогула, премий, процентов за несвоевременные выплаты при увольнении компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указала, что работала в должности областного государственного казенного учреждения «Многофункциональный центр по оказанию государственных и муниципальных услуг». В соответствии с распоряжением Министерства информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области от 29 января 2013 года № 7-мр-л она была уволена с занимаемой должности по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ. По мнению Сидоровой Г.Н., увольнение по указанному основанию является незаконным, поскольку с решением уполномоченного собственником организации органа о прекращении трудовых отношений она не была ознакомлена, кроме того, она является одинокой матерью, воспитывающей ребенка в возрасте до четырнадцати лет, и запрет на ее увольнение установлен положениями трудового законодательства. Также при увольнении ей не выплачена предусмотренная законом компенсация и премии, предусмотренные трудовым договором Учитывая изложенное, Сидорова Г.Н. просила признать увольнение незаконным, взыскать с ответчика компенсацию в связи с увольнением по ст. 278 Трудового кодекса РФ, средний заработок за время вынужденного прогула, невыплаченные премии, компенсацию за несвоевременный расчет и компенсацию морального вреда в размере руб.

Представитель ответчика исковые требования не признал.

Решением Кировского районного суда г. Иркутска от 8 мая 2013 года исковые требования удовлетворены частично. Суд признал незаконным распоряжение Министерства информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области от 29 января 2013 года №7-мр-л об увольнении Сидоровой Г.Н., восстановил истца в ранее занимаемой должности, взыскал с ответчика заработную плату за период вынужденного прогула без учета компенсации, предусмотренной статьей 279 Трудового кодекса РФ, а также компенсацию за несвоевременный расчет при увольнении и компенсацию морального вреда. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований Сидоровой Г.Н. о взыскании невыплаченных премий оставлено без изменений. В остальной части решение суда отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворения иска о признании незаконным и отмене распоряжения Министерства информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области от 29 января 2013 года №7-мр-л, восстановлении истца в ранее занимаемой должности и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с процентами, предусмотренными ст. 236 Трудового кодекса РФ. В части требований о взыскании недоплаченной компенсации при увольнении на основании статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации, процентов за нарушение сроков расчета при увольнении и компенсации морального вреда иск удовлетворен частично.

В кассационном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации ставит вопрос о передаче его с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 декабря 2013 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 февраля 2014 года кассационное представление с делом передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судебной коллегией по гражданским делам Иркутского областного суда были допущены существенные нарушения норм материального права, являющиеся в силу указанной статьи основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 26 ноября 2007 года Сидорова Г.Н. работала в должности областного государственного учреждения «Многофункциональный центр по оказанию государственных и муниципальных услуг», с ней был заключен трудовой договор. В связи с изданием правительством Иркутской области распоряжения «О замене исполнительного органа государственной власти Иркутской области, осуществляющего функции и полномочия учредителя областного казенного учреждения «Многофункциональный центр по оказанию государственных и муниципальных услуг», с Сидоровой Г.Н. заключено дополнительное соглашение к трудовому договору от 29 мая 2012 года согласно которому изменено наименование работодателя. С указанной даты работодателем для истца являлось Министерство информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области распоряжением которого от 29 января 2013 года № 7-мр-л она была уволена с работы на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ с 30 января 2013 года.

Также судом установлено, что Сидорова Г.Н. является одинокой матерью воспитывающей ребенка в возрасте до четырнадцати лет.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь положением части 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ, пришел к выводу о наличии безусловных оснований для восстановления истца в ранее занимаемой должности, исходил при этом из того, что указанной нормой закона установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до четырнадцати лет.

Отменяя решение суда первой инстанции в указанной части и отказывая в удовлетворении требований о признании незаконным увольнения Сидоровой Г.Н., суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что в случае расторжения трудового договора с руководителем организации на основании статьи 278 Трудового кодекса РФ положения статьи 261 Трудового кодекса РФ, устанавливающие запрет на увольнение по инициативе работодателя одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до четырнадцати лет, не подлежат применению. При этом судебная коллегия исходила из того, что суд лишил ответчика как уполномоченного органа права действовать в интересах учреждения при расторжении трудового договора с руководителем.

Между тем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает данный вывод судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда о невозможности применения к возникшим правоотношениям положений ст. 261 Трудового кодекса РФ устанавливающей гарантии для одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, основанным на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения.

Согласно пункту 2 ст. 278 Трудового кодекса РФ помимо оснований предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами трудовой договор с руководителем организации прекращается в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора.

Частью 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя одинокой матери, воспитывающей малолетнего ребенка - ребенка в возрасте до четырнадцати лет (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1,5-8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса).

Данная статья относится к числу специальных норм, предоставляющих определенным категориям работников повышенные гарантии. По своей сути она является трудовой льготой, направленной на обеспечение материнства и детства в соответствии с частью 2 статьи 7 и частью 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации.

Нормы Трудового кодекса РФ (ст. 3 Кодекса) запрещают ограничивать кого-либо в трудовых правах и свободах в зависимости от должностного положения. Увольнение руководителя организации (учреждения) в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора, по существу, является увольнением по инициативе работодателя. Глава 43 Трудового кодекса РФ, регулирующая особенности труда руководителя организации, не содержит норм, исключающих предоставление этим лицам гарантии, установленной частью 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ в виде запрета на увольнение по инициативе работодателя одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до четырнадцати лет, за исключением увольнения по основаниям перечисленным в указанной части. Следовательно, трудовой договор с руководителем организации (учреждения) не может быть расторгнут по пункту 2 статьи 278 названного Кодекса, если руководителем является женщина - одинокая мать, воспитывающая ребенка в возрасте до четырнадцати лет.

Таким образом, судом апелляционной инстанции допущено неправильное толкование и применение норм материального права; данное нарушение положений закона повлияло на исход дела и без его устранения невозможно восстановление и защита нарушенных трудовых прав Сидоровой Г.Н.

С учетом изложенного Судебная коллегия в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом второй инстанции которая повлекла вынесение неправосудного решения, признает апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года отменить, оставить в силе решение Кировского районного суда г. Иркутска от 8 мая 2013 года.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 38 Конституции РФ