ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№5-КГ 16-67

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 10 мая 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.

судей Вавилычевой Т.Ю., Горохова Б.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Гидирима

А А к Фоменковой А В об определении места

жительства ребенка с отцом,

по кассационной жалобе Гидирима А А на решение

Хамовнического районного суда г. Москвы от 10 августа 2015 г. и

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Московского городского суда от 12 октября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации

Вавилычевой Т.Ю., объяснения Гидирима А.А., поддержавшего доводы

кассационной жалобы, Фоменковой А.В., ее представителя Андриановой Е.А.,

возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, представителя

Управления социальной защиты населения Юго-Западного

административного округа г. Москвы Спиридоновой Н.В., поддержавшей

доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Гидирим А.А. обратился в суд с иском к Фоменковой А.В. об

определении места жительства ребенка, мотивируя свои требования тем, что он является отцом Гидирим С А , года рождения Семейная жизнь с матерью ребенка не сложилась, с октября 2014 года ответчик препятствует его общению с дочерью и выполнению им родительских обязанностей по воспитанию и образованию ребенка Фоменкова А.В. неоднократно без его уведомления вывозила дочь за пределы Российской Федерации. В настоящее время ребенок находится у родителей ответчика в Белоруссии, при этом Фоменкова А.В. осталась проживать в г. Москве. От заключения соглашения о порядке общения с дочерью ответчик отказывается, передать ребенка истцу на воспитание не желает, при этом Фоменкова А.В. самоустранилась от воспитания ребенка, не заботится о его здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии Гидирим А.А. имеет постоянный доход и свободный график работы, может обеспечить ребенку необходимый уход и воспитание.

Решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 10 августа 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2015 г. Гидириму А.А. отказано в принятии отказа от иска к Фоменковой А.В. об определении места жительства несовершеннолетней дочери с отцом.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене решения суда и апелляционного определения ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 12 апреля 2016 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Гидирим А.А. и Фоменкова А.В. в браке не состояли, проживали совместно с 2010 года по сентябрь 2014 года, являются родителями Гидирим С А ,

г.р. (л.д. 12).

Гидириму А.А., Фоменковой А.В. и Гидирим С.А. принадлежит на праве собственности каждому по 1/3 доли в праве собственности на жилое помещение, расположенное по адресу:

(л.д. 8).

Гидирим С.А. имеет российское гражданство, а также гражданство Республики Беларусь (л.д. 87). На территории Республики Беларусь ребенок зарегистрирован по месту жительства в жилом помещении по адресу:

принадлежащем на праве собственности отцу ответчика Фоменкову В.В. (л.д. 89). На территории Российской Федерации Гидирим С.А. зарегистрирована по месту жительства ее отца по адресу: , фактически проживала по адресу: (л.д. 8, 38, 39). На момент рассмотрения дела в суде первой инстанции ребенок находился у родителей Фоменковой А.В. в Республике Беларусь.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что между родителями Гидирим С.А. сложились конфликтные отношения, доказательств наличия препятствий со стороны матери в общении дочери с отцом не представлено, противопоказаний к проживанию ребенка с матерью не имеется. Принимая во внимание малолетний возраст (2 года), пол (девочка), суд первой инстанции пришел к выводу о том, что проживание Гидирим С.А. с матерью отвечает интересам ребенка.

Отказывая Гидириму А.А. в принятии отказа от иска к Фоменковой А.В об определении места жительства несовершеннолетней дочери с отцом, суд апелляционной инстанции указал, что с учетом установленных судом первой инстанции обстоятельств соответствия интересам ребенка места жительства с матерью, принятие отказа от иска будет противоречить интересам несовершеннолетней Гидирим С.А., поскольку вопрос о ее месте жительства останется неразрешенным.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, судебная коллегия исходила из того, что судом первой инстанции все юридически значимые обстоятельства по делу определены верно, доводы лиц участвующих в деле, проверены, изложенные в решении выводы суда соответствуют собранным по делу доказательствам, нормы материального и процессуального права применены правильно. При этом судебная коллегия указала на то, что Гидирим С.А. после прекращения семейных отношений между родителями проживала и воспитывалась с матерью по месту регистрации на территории Республики Беларусь ввиду отсутствия места жительства у ответчика на территории Российской Федерации, ребенку созданы надлежащие условия для ее воспитания и развития, Гидирим А.А. не представлено доказательств для изменения сложившегося порядка общения и проживания Гидирим С. А., а также доказательств, подтверждающих самоустранение матери от воспитания дочери или злоупотребления своими родительскими правами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 3 Конвенции о правах ребенка закреплен принцип согласно которому во всех действиях в отношении детей независимо от того предпринимаются они государственными или частными учреждениями занимающимися вопросами социального обеспечения, судами административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Согласно пункту 1 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

Пунктом 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации установлено, что при раздельном проживании родителей место жительства несовершеннолетних детей определяется соглашением родителей. При отсутствии такого соглашения спор между родителями о месте жительства детей может быть разрешен судом по требованию любого из них.

В соответствии с приведенными нормативными положениями при разрешении спора между родителями об определении места жительства несовершеннолетних детей суд должен учитывать в первую очередь интересы ребенка, а также исходить из равенства прав и обязанностей отца и матери в отношении своих детей, отсутствия при разрешении таких споров преимущества одного родителя перед другим, объективно оценивать все обстоятельства и возможности каждого родителя по созданию наиболее комфортных условий для содержания и воспитания ребенка.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», при решении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей (независимо от того, состоят ли они в браке), необходимо иметь в виду, что место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам (пункт 3 статьи 65, статья 57 Семейного кодекса Российской Федерации). При этом суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством, подлежащем доказыванию с учетом положений пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, являлось выяснение судом вопроса о том проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

Помимо изложенного выше при определении места жительства ребенка с одним из родителей юридически значимыми обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение такого рода споров, также являются: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска.

Между тем приведенные выше обстоятельства суд не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки суда, суд фактически ограничился лишь установлением формальных условий применения нормы.

В нарушение норм частей 1 и 4 статьи 67, части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, перечислив в решении доводы сторон и доказательства, представленные ими в обоснование своих требований и возражений, суд не отразил в решении мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, то есть решение суда нельзя признать мотивированным.

Кроме того, разрешая спор, суд первой инстанции установил, что несовершеннолетняя Гидирим С.А. постоянно проживает с родителями ее матери Фоменковой А.В., при этом пришел к выводу о том, что интересам ребенка отвечает место жительства с матерью.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что при таких обстоятельствах суду при разрешении настоящего иска следовало установить фактическое место жительства Фоменковой А.В.

Между тем, как видно из материалов дела, вопрос о постоянном месте проживания матери ребенка судом на обсуждение поставлен не был противоречия в документах, с учетом наличия у матери и ребенка по 1/3 доли в праве собственности на жилое помещение, расположенное по адресу г. , и регистрации матери в указанной квартире по месту пребывания, не устранены, кроме того, не исследовалась и не получила оценки суда имеющаяся в материалах дела справка, выданная ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет» Фоменковой А.В., для предъявления в Посольство США.

Также в данном случае необходимо учитывать, что принцип 6 Декларации прав ребенка (провозглашена Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г.) гласит, что ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Положениями статьи 38 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства (часть 1), а забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей (часть 2).

В силу пункта 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на обучение и воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

Все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. Родители (один из них) при наличии разногласий между ними вправе обратиться за разрешением этих разногласий в орган опеки и попечительства или в суд (пункт 2 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации).

Таким образом, положениями действующего законодательства закреплен принцип преимущественного права родителей на воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

С учетом указанных требований закона при установленных обстоятельствах проживания ребенка с родителями ответчика (бабушкой и дедушкой) при решении вопроса о месте жительства Гидирим С.А. суду надлежало исследовать вопрос имеет ли Фоменкова А.В. возможность лично воспитывать ребенка.

В соответствии со статьей 4 Конвенции о правах ребенка на государство и органы опеки и попечительства возложены обязанности принимать все меры для защиты прав ребенка. Данной норме корреспондирует пункт 1 статьи 78 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которому при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лиц, претендующих на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами (пункт 2 статьи 78 Семейного кодекса Российской Федерации, пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»).

Участие органов опеки и попечительства по делам по спорам о детях обусловлено интересом государства в правильном разрешении дел, имеющих важную социальную направленность, и защиту интересов несовершеннолетних, не имеющих в большинстве случаев возможности самостоятельно участвовать в процессе и защищать свои интересы.

Таким образом, на основании всех материалов обследования условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание орган опеки и попечительства должен дать мотивированное заключение по существу спора при этом такое заключение должно содержать четкую позицию органа опеки и попечительства о том, где и, соответственно, с кем должен проживать ребенок и в каком порядке должно осуществляться участие второго родителя в воспитании несовершеннолетнего (детей).

Однако в материалах дела отсутствуют мотивированные заключения органов опеки и попечительства по существу спора в порядке статьи 47 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, что судом оставлено без внимания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что указанные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, являются существенными, в связи с чем решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 10 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2015 г. нельзя признать законными, и по изложенным основаниям они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 10 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 38 Конституции РФ