ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №АКПИ15-40

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. Москва 9 а п р е л я 2015 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе

судьи Верховного Суда

Российской Федерации Назаровой А.М.

при секретаре Паршине Н.А.

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании административное дело по заявлениям Марченко А В и Снопка А С о признании частично недействующими пункта 3, абзацев первого и третьего пункта 51 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. № 1001,

установил:

приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. № 1001 (далее - Приказ) утверждены Правила регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - Правила). Нормативный правовой акт зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 30 декабря 2008 г., регистрационный номер 13051, опубликован 16 января 2009 г. в «Российской газете».

Пунктом 3 Правил предусмотрены основания, при наличии которых не подлежат регистрации в Госавтоинспекции и не проводятся регистрационные действия с транспортными средствами, одним из которых является представление документов и (или) сведений, не соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации, а также содержащих недостоверную информацию.

Абзацем первым пункта 51 Правил установлено, что не производятся регистрация, изменение регистрационных данных, снятие с регистрационного учета транспортных средств и иные регистрационные действия до окончания проверок, осуществляемых в установленном порядке органами внутренних дел а также при невыполнении требований настоящих Правил и Административного регламента либо в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Абзацем третьим этого же пункта Правил установлено, что прекращение (аннулирование) регистрации не применяется в отношении транспортных средств, с момента регистрации которых на основании документов, признанных впоследствии поддельными (подложными), либо недействительными, прошло более 5 лет (срок давности).

Марченко А.В. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими взаимосвязанных положений абзаца первого пункта 51 и пункта 3 Правил, ссылаясь на то, что они противоречат Федеральному закону от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», статье 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», являются неопределенными, поскольку позволяют уполномоченным руководителям (должностным лицам ГИБДД) принимать решение о проведении служебных проверок по совершенным регистрационным действиям по своему административному усмотрению, необоснованно предоставляя им широту дискреционных полномочий в части сроков и оснований проведения проверок.

Снопок А.С. оспорил в Верховном Суде Российской Федерации положения абзаца второго пункта 3 и абзацев первого и третьего пункта 51 Правил, указав на то, что Правила утверждены Министерством внутренних дел Российской Федерации с превышением полномочий, поскольку абзац второй пункта 3, закрепляющий аннулирование регистрации транспортного средства в случае представления документов и (или) сведений, не соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации, а также содержащих недостоверную информацию, не предусматривает исчерпывающий перечень таких случаев и позволяет отказывать в регистрации транспортного средства и аннулировать его регистрацию из-за любого несоответствия представленных документов или любой недостоверной информации. Заявитель считает, что Правила в оспариваемой части противоречат статье 209 Гражданского кодекса Российской Федерации и нарушают гарантированные статьями 34 и 35 Конституции Российской Федерации право собственности и право на осуществление предпринимательской деятельности, лишая его права использовать транспортное средство по своему усмотрению. Кроме того, по мнению заявителя, в нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующего право каждого на справедливое судебное разбирательство, оспариваемые нормативные положения предусматривают возможность произвольно ограничивать гражданские права собственников транспортных средств во внесудебном порядке без проведения процедур, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации и Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Установленный абзацем третьим пункта 51 Правил пятилетний срок, по истечении которого не применяется прекращение (аннулирование) регистрации в отношении транспортных средств на основании документов, признанных впоследствии поддельными (подложными) либо недействительными, заявитель полагает чрезмерным, необоснованным и противоречащим нормам гражданского законодательства, которые устанавливают общий срок исковой давности 3 года, а срок для признания оспоримых сделок недействительными 1 год.

В обоснование заявленного требования заявители указали, что согласно заключению проверки по факту совершения регистрационного действия ГИБДД ОМВД России по Нанайскому району от 21 февраля 2014 г регистрационное действие (регистрация транспортного средства) с автомобилем «№ззап Ргате }оу», собственником которого является Марченко А.В., признано недействительным и аннулировано в связи с представлением документов и (или) сведений, не соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации, а также содержащих недостоверную информацию. УГИБДД ГУ МВД России по г. Санкт Петербургу и Ленинградской области аннулирована регистрация автомобиля принадлежащего Снопку А. С , являющемуся индивидуальным предпринимателем.

Марченко А.В. и Снопок А.С. в судебное заседание, о времени и месте которого извещены надлежащим образом, не явились. Марченко А.В. просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Представитель Снопка А.С. - Стринадко И.Н. в судебном заседании поддержал заявленные требования и просил об их удовлетворении.

Министерство внутренних дел Российской Федерации (далее - МВД России) и Министерство юстиции Российской Федерации (далее - Минюст России) в письменных возражениях указали на то, что Правила изданы федеральным органом исполнительной власти в пределах его компетенции, не противоречат действующему законодательству Российской Федерации направлены на охрану жизни, здоровья и имущества граждан, защиту интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий и не нарушают права заявителей.

Обсудив доводы заявителей и представителя Стринадко И.Н., возражения представителей МВД России Марьяна Г.В., Вольвача В.Н. и Козлова Ю.А представителя Минюста России Чапчи П.В., проверив оспариваемые нормативные предписания на предмет соответствия федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., полагавшей в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 г. № 938 «О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации МВД России поручено разработать и ввести в действие правила регистрации и учета транспортных средств.

МВД России, осуществляя нормативно-правовое регулирование в сфере безопасности дорожного движения, издало оспариваемые Правила, которые устанавливают единый на всей территории Российской Федерации порядок регистрации в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации автомототранспортных средств с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 куб. см или максимальной мощностью электродвигателя более 4 кВт, а также максимальной конструктивной скоростью более 50 км/час и прицепов к ним предназначенных для движения по автомобильным дорогам общего пользования и принадлежащих юридическим лицам, гражданам Российской Федерации, иностранным юридическим лицам и гражданам, лицам без гражданства.

В связи с этим Правила утверждены МВД России в соответствии с полномочиями, предоставленными ему постановлением Правительства Российской Федерации от 12 августа 1994 г. № 938.

В силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Федеральным законом от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (далее - Закон о безопасности дорожного движения определяющим правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации, предусмотрено ограничение правомочий собственника транспортного средства, выражающееся в особом правовом режиме такого источника повышенной опасности и специальных правилах допуска его в эксплуатацию. Так, согласно пункту 3 статьи 15 указанного закона допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 7 декабря 2006 г. № 544-0 разъяснено, что государственная регистрация транспортных средств в подразделениях ГИБДД, предусмотренная Законом о безопасности дорожного движения как обязательное условие для осуществления собственниками принадлежащих им имущественных прав на автомобили, а именно для использования в дорожном движении, в определенной степени ограничивает субъективное право собственности Однако такое ограничение нельзя рассматривать как недопустимое, поскольку оно направлено на защиту здоровья, прав и законных интересов как самих собственников, так и других лиц, в том числе права на обеспечение эффективного противодействия преступлениям и другим правонарушениям связанным с использованием транспортных средств, а сами по себе регистрационные действия, осуществляемые подразделениями ГИБДД являются формой административного контроля с целью соблюдения конституционных прав граждан и гарантирования их имущественных интересов.

Из изложенного следует, что реализация права собственности в отношении транспортных средств при их использовании по назначению имеет свои особенности, которые определены спецификой их правового режима связанной с техническими параметрами предметов, представляющих повышенную опасность для жизни, здоровья, имущества третьих лиц, поэтому регистрация транспортных средств является обязательным условием для осуществления собственниками принадлежащих им имущественных прав на автомобили, а именно для использования в дорожном движении.

Пунктом 19 части 1 статьи 12 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» (далее - Закон о полиции) на полицию возложена обязанность по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в установленном законом порядке. А согласно пункту 7 части 1 статьи 2, пункту 21 части 1 статьи 13 этого закона в целях обеспечения безопасности дорожного движения полиция наделена правом запрещать эксплуатацию автомототранспортных средств и прицепов к ним, тракторов и других самоходных машин при наличии технических неисправностей, создающих угрозу безопасности дорожного движения, транспортных средств, владельцами которых не выполнена установленная федеральным законом обязанность по страхованию гражданской ответственности, а также имеющих скрытые поддельные, измененные номера узлов и агрегатов либо поддельные измененные государственные регистрационные знаки.

В соответствии с подпунктом «д» пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 1 марта 2011 г. № 250 «Вопросы организации полиции Госавтоинспекция с учетом возложенных на нее функций входит в состав полиции.

Согласно Положению о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 г. № 711, Госавтоинспекция, осуществляя специальные контрольные, надзорные и разрешительные функции в области обеспечения безопасности дорожного движения, вправе запрещать эксплуатацию автомототранспортных средств и прицепов к ним, тракторов и других самоходных машин в случаях предусмотренных законодательством Российской Федерации, запрещать эксплуатацию транспортных средств, которые имеют скрытые, поддельные измененные номера узлов и агрегатов либо государственные регистрационные знаки, а равно при несоответствии маркировки транспортных средств данным указанным в регистрационных документах (пункт 1, подпункт «ж» пункта 12).

Предусмотренный Правилами порядок прекращения (аннулирования регистрационным подразделением по месту регистрации транспортного средства регистрации транспортного средства не противоречит действующему законодательству, так как является частью осуществления Госавтоинспекцией возложенных на нее Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 г. № 711 специальных разрешительных функций в области безопасности дорожного движения, и прав и законных интересов заявителей не нарушает.

Изложенная правовая позиция выражена в решении Верховного Суда Российской Федерации от 3 сентября 2014 г. № АКПИ14-818 и апелляционном определении Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2014 г. № АЛЛ 14-601, которым данное решение оставлено без изменения.

Судебные инстанции в приведенных постановлениях указали, что прекращение (аннулирование) регистрации транспортного средства регистрационным подразделением Госавтоинспекции не является произвольным, а осуществляется при установлении обстоятельств, указанных в пункте 3 Правил, таких как представление документов и (или) сведений, не соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации, а также содержащих недостоверную информацию; обнаружение признаков скрытия, подделки, изменения, уничтожения идентификационной маркировки нанесенной на транспортные средства организациями-изготовителями, либо подделки представленных документов, несоответствие транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, а также при наличии сведений о нахождении транспортных средств, номерных агрегатов в розыске или представленных документов в числе утраченных (похищенных); наличие запретов и ограничений на совершение регистрационных действий, наложенных в соответствии с законодательством Российской Федерации, и ряда других обстоятельств.

Такое нормативное правовое регулирование основано на нормах действующего законодательства, позволяет исключить из процесса дорожного движения транспортные средства, не отвечающие установленным требованиям в области обеспечения дорожного движения, а также создать дополнительные гарантии исполнения их владельцами обязательств, установленных действующим законодательством.

Таким образом, ограничение прав собственника транспортного средства установлено на основании федерального закона, в связи с чем утверждение заявителя Снопка А.С. о незаконности лишения его права пользования принадлежащим ему имуществом является необоснованным.

Предусмотренное абзацем вторым пункта 3 Правил основание, при наличии которого транспортное средство не подлежит регистрации в Госавтоинспекции и с ним не проводятся регистрационные действия, соответствует положению пункта 3 статьи 15 Закона о безопасности движения запрещающему регистрацию транспортных средств без документа удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения.

Перечень документов, необходимых и обязательных для осуществления регистрации транспортного средства, способы их получения, в том числе в электронной форме, порядок их представления приведен в Административном регламенте Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним, утвержденном приказом МВД России от 7 августа 2013 г. № 605 (далее - Административный регламент).

Полномочия полиции в целях выполнения обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения, реализуемые Госавтоинспекцией проверять документы на право пользования и управления транспортными средствами, документы на транспортные средства и перевозимые грузы наличие страхового полиса обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства предусмотрены пунктом 20 статьи 13 Закона о полиции.

Довод заявителя Марченко А.В. о противоречии абзаца первого пункта 51 Правил, которым установлена возможность проведения органами внутренних дел проверки при осуществлении регистрации транспортного средства статье 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» является несостоятельным, поскольку данная норма закона имеет иной предмет правового регулирования, определяет порядок проведения служебной проверки в связи с совершением сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка.

Следовательно, совокупность действий сотрудников Госавтоинспекции по проведению проверки, установлению обстоятельств, препятствующих проведению регистрационных действий в отношении транспортного средства, а также аннулированию регистрации транспортного средства является реализацией функций Госавтоинспекции по обеспечению безопасности дорожного движения и не противоречит действующему законодательству.

Нельзя согласиться с утверждением заявителя Снопка А.С. о том, что пятилетний срок, по истечении которого не применяется прекращение (аннулирование) регистрации в отношении транспортных средств, регистрация которых осуществлена на основании документов, признанных впоследствии поддельными (подложными) либо недействительными (абзац третий пункта 51 Правил), является сроком исковой давности, установленным Правилами с нарушением норм гражданского законодательства, в соответствии с которыми общий срок исковой давности составляет 3 года, а срок для признания оспоримых сделок недействительными - 1 год.

Предусмотренный абзацем третьим пункта 51 Правил срок не является сроком исковой давности и не противоречит положениям Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 234 ГК РФ лицо - гражданин или юридическое лицо, - не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации.

Исходя из приведенной нормы ГК РФ МВД России вправе было установить в Правилах пятилетний срок, по истечении которого не может быть аннулирована регистрация транспортного средства, которая была осуществлена по документам, признанным впоследствии поддельными (подложными) либо недействительными.

Доводы заявителя Снопка А.С. о нарушении Правилами его права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, необоснованны поскольку Правила не регулируют отношения, связанные с разбирательством судебных дел.

Не может служить основанием для признания недействующими оспариваемых норм Правил довод заявителя о том, что антикоррупционная экспертиза Приказа не проводилась, поскольку он издан до принятия Федерального закона от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» и постановления Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. № 96 «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов».

Представитель Минюста России в судебном заседании пояснил, что изданные после принятия указанного федерального закона приказы МВД России, которыми вносились последующие изменения в Правила, в том числе в их пункты 3 и 51, являлись предметом антикоррупционной экспертизы.

Учитывая, что оспариваемый нормативный правовой акт издан в пределах предоставленных МВД России полномочий, что пункт 3, абзацы первый и третий пункта 51 Правил не нарушают прав и законных интересов заявителей и не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд в соответствии с частью 1 статьи 253 ГПК РФ принимает решение об отказе в удовлетворении заявлений.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявлений Марченко А В и Снопка А С о признании частично недействующими пункта 3, абзацев первого и третьего пункта 51 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. № 1001, отказать.

Решение может быть обжаловано в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме Судья Верховного Суда Российской Федерации А.М. Назарова

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 34 Конституции РФ