ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № АПЛ17-191

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 июля 2017 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю.,

Ситникова Ю.В.

при секретаре Горбачевой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Лысаковского Д И о признании частично недействующими пунктов 155, 158, 25 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. № 189, пункта 3 приложения № 1, абзаца пятьдесят четвертого приложения № 2 к данным Правилам,

по апелляционной жалобе Лысаковского Д.И. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2017 г., которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., возражения против доводов апелляционной жалобы представителей Министерства юстиции Российской Федерации Давыдовой И.Н., Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гашуниной Н.А., Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно исполнительной системы (далее - Правила) утверждены приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 октября 2005 г. № 189 по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, зарегистрированы в Министерстве юстиции Российской Федерации 8 ноября 2005 г., регистрационный номер 7139, опубликованы в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 14 ноября 2005 г. № 46, размещены на официальном интернет-портале правовой информации (пи.р://\у\у\у.ргауо.§оу.ш) и во всех справочно-информационных системах правового характера, действуют в редакции приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 12 мая 2017 г. № 79 (на момент оспаривания действовали в редакции приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 21 июля 2016 г. № 173).

Правила изданы в соответствии со статьей 16 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений» (далее - Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ), регламентируют внутренний распорядок работы следственных изоляторов (далее - СИЗО) уголовно-исполнительной системы (пункт 1).

В силу пункта 155 Правил администрация СИЗО обеспечивает судьям прокурорам, следователям, лицам, производящим дознание, а также адвокатам и иным лицам, участвующим в следственных или судебных действиях беспрепятственное посещение СИЗО в рабочее время и доставку подозреваемых или обвиняемых по вызовам уполномоченных на то лиц Освобождение подозреваемых и обвиняемых от участия в следственных действиях и судебных заседаниях осуществляется на основаниях предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Согласно пункту 158 Правил по письменному указанию следователя лица, производящего дознание, прокурора или суда (судьи) для проведения следственных действий, амбулаторных судебно-психиатрических и других экспертиз на территории СИЗО и помещений, функционирующих в режиме следственного изолятора (далее - ПФРСИ), его администрация обязана предоставить оборудованное помещение; доставить подозреваемого или обвиняемого и обеспечить его охрану; обеспечить допуск в СИЗО, ПФРСИ иных лиц, привлекаемых для участия в следственных действиях присутствовать при производстве обыска, выемки, наложения ареста на имущество подозреваемого или обвиняемого, хранящееся на складе учреждения или находящееся в его личном пользовании.

Пункт 25 Правил к запрещенным к хранению и использованию подозреваемыми и обвиняемыми относит предметы, вещества и продукты питания, которые представляют опасность для жизни и здоровья или могут быть использованы в качестве орудия преступления либо для воспрепятствования целям содержания под стражей, а также не включенные в Перечень предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, а также продуктов питания, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету (приложение № 2).

Пунктом 3 приложения № 1 к Правилам установлено, что подозреваемым и обвиняемым запрещается вести переговоры, осуществлять передачу каких-либо предметов лицам, содержащимся в других камерах или иных помещениях СИЗО, перестукиваться или переписываться с ними (абзац первый).

В силу абзаца пятьдесят четвертого приложения № 2 Правил содержащего перечень вещей и предметов, разрешенных к пользованию и хранению подозреваемыми и обвиняемыми, предметы и вещи, не предусмотренные данным Перечнем, являются запрещенными.

Лысаковский Д.И., содержащийся под стражей за совершение преступления, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании частично недействующими пунктов 155, 158, 25 Правил, пункта 3 приложения № 1, абзаца пятьдесят четвертого приложения № 2 к Правилам, ссылаясь на то, что оспариваемые положения нормативного правового акта противоречат Федеральному закону от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ, Уголовно процессуальному кодексу Российской Федерации, нормам международного права и нарушают его конституционные права и свободы.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2017 г в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе Лысаковский Д.И., не соглашаясь с таким решением, просит его отменить и административное исковое заявление удовлетворить в полном объеме. В обоснование доводов апелляционной жалобы ссылается на ошибочность выводов суда, отсутствие в решении оценки доводам административного искового заявления о несоответствии оспариваемых положений Правил Конституции Российской Федерации, а также на игнорирование судом его ходатайства о направлении запроса в Конституционный Суд Российской Федерации.

В суд апелляционной инстанции Лысаковский Д.И. и его представитель не явились, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого решения не находит.

Согласно части 1 статьи 15 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ в местах содержания под стражей устанавливается режим обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Во исполнение требований части 1 статьи 16 приведенного федерального закона в целях обеспечения режима в местах содержания под стражей Министерством юстиции Российской Федерации по согласованию с Генеральным прокурором Российской Федерации утверждены оспариваемые в части Правила.

Пункты 155 и 158 раздела XVIII Правил определяют порядок обеспечения администрацией СИЗО и ПФРСИ участия подозреваемых и обвиняемых в следственных действиях и судебных заседаниях.

Отказывая в удовлетворении административного искового заявления в части признания недействующими оспариваемых положений, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что предписания указанных пунктов направлены на реализацию прав подозреваемых, обвиняемых и подсудимых установленных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации Порядок уголовного судопроизводства, предусмотренный названным кодексом является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства (часть 2 статьи 1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ в статье 28 предусматривает, что администрация мест содержания под стражей по указанию следователя, лица, производящего дознание, или суда (судьи обеспечивает: прием подозреваемых и обвиняемых в места содержания под стражей и передачу их конвою для отправки к месту назначения предоставление на территории места содержания под стражей оборудованных помещений для проведения следственных действий, амбулаторных судебно психиатрических и других экспертиз. Освобождение подозреваемых и обвиняемых от участия в следственных действиях и судебных заседаниях осуществляется на основаниях, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Пункт 16 части 2 статьи 16 указанного закона предусматривает, что порядок обеспечения участия подозреваемых и подсудимых в следственных действиях и судебных заседаниях устанавливается Правилами внутреннего распорядка.

Таким образом, определенный пунктами 155 и 158 Правил порядок соответствует положениям приведенных норм Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ.

В соответствии с пунктом 12 части 1 статьи 17 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ подозреваемые и обвиняемые вправе пользоваться собственными постельными принадлежностями, а также другими вещами и предметами, перечень и количество которых определяются Правилами.

Согласно части 3 статьи 16 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ перечень и количество продуктов питания, предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету, должны быть установлены Правилами.

Закрепление в приложении № 2 перечня списка вещей, предметов и продуктов питания, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах и приобретать по безналичному расчету, в полной мере согласуется с приведенной нормой федерального закона. Перечисление в приложении конкретных наименований и количества вещей, предметов и продуктов питания указывает на то, что иные вещи и предметы (кроме перечисленных) не могут находиться у подозреваемых и обвиняемых, храниться ими, быть получены в посылках, передачах и приобретены по безналичному расчету.

С учетом изложенного указание в приложении № 2 Правил на то, что предметы и вещи, не предусмотренные указанным Перечнем, являются запрещенными, вопреки доводам административного истца, статье 16 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ не противоречит.

Вывод в обжалуемом решении о том, что запрет на хранение и использование предметов, веществ и продуктов питания, установленный пунктом 25 Правил, соответствует части 4 статьи 25 указанного федерального закона, является правильным.

Не противоречит оспариваемое положение приложения № 2 и части 2 статьи 36 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ, которая запрещает подозреваемым и обвиняемым иметь при себе предметы, вещества и продукты питания, запрещенные к хранению и использованию в соответствии с частью 4 статьи 25 этого закона, а также хранить их и пользоваться ими.

Положения оспариваемого нормативного правового акта в указанной части были предметом судебного контроля, на что правильно указано судом первой инстанции. Решением Верховного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2007 г. по делу № ГКПИ07-986 отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 25 Правил.

Доводы Лысаковского Д.И. о противоречии оспариваемых положений Правил пункту 2 части 2 статьи 16 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ суд обоснованно признал несостоятельными, так как порядок проведения личного обыска, дактилоскопирования, фотографирования, а также досмотра вещей подозреваемых и обвиняемых они не регулируют.

Вывод в решении о том, что положения пункта 25 Правил являются ясными и определенными, обоснован и подтверждается содержанием оспариваемого предписания.

Абзац второй пункта 3 приложения № 1 к Правилам внутреннего распорядка, устанавливающий запрет подозреваемым и обвиняемым вести переговоры, осуществлять передачу каких-либо предметов лицам содержащимся в других камерах или иных помещениях СИЗО, перестукиваться или переписываться с ними, также соответствует действующему законодательству.

В целях обеспечения изоляции и предотвращения правонарушений в местах содержания под стражей Федеральный закон от 5 июля 1995 г. № 103-ФЗ в статье 32 устанавливает основные требования обеспечения изоляции, согласно которым не допускаются переговоры, передача каких-либо предметов и переписка подозреваемых и обвиняемых с подозреваемыми и обвиняемыми, содержащимися в других камерах или иных помещениях мест содержания под стражей.

Данное правовое регулирование является неизбежным следствием такой меры пресечения, как заключение под стражу, состоящей в изоляции обвиняемого (подозреваемого) в специальном месте под охраной, и направленной на достижение целей, которые состоят в недопущении преступной деятельности подозреваемого или обвиняемого, его угроз в адрес свидетеля или иных участников уголовного судопроизводства, уничтожения доказательств либо воспрепятствования иным путем производству по уголовному делу.

Установив, что оспариваемые в части Правила не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, и не нарушают прав и законных интересов административного истца, суд первой инстанции в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации правомерно отказал в удовлетворении заявленного требования.

Ссылка административного истца в обоснование незаконности обжалуемого решения на то, что суд не рассмотрел при разрешении дела вопрос о соответствии норм Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ в частности его статей 32, 33, пункта 4 статьи 25, Конституции Российской Федерации, лишена правовых оснований.

В силу статьи 125 Конституции Российской Федерации дела о соответствии федеральных законов Конституции Российской Федерации разрешаются Конституционным Судом Российской Федерации. В компетенцию Верховного Суда Российской Федерации такие вопросы не входят.

Отказ суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства о направлении запроса в Конституционный Суд Российской Федерации относительно проверки конституционности указанных статей федерального закона не свидетельствует о незаконности обжалуемого решения и не является поводом для его отмены.

Согласно статье 101 Федерального Конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона, подлежащего применению им в указанном деле, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности данного закона.

Поскольку при разрешении и рассмотрении административного дела по заявлению Лысаковского Д.И. сомнений в конституционности Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ у Верховного Суда Российской Федерации не возникло, оснований для удовлетворения ходатайства о направлении такого запроса не имелось. Кроме того, обращение с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации является правом, но не обязанностью суда.

Несостоятельна ссылка апелляционной жалобы Лысаковского Д.И. на то что судом не дана оценка всем его доводам относительно несоответствия пункта 25 Правил нормам Конституции Российской Федерации. Законность данного пункта Правил подтверждена вступившим в законную силу решением Верховного Суда Российской Федерации от 28 ноября 2007 г. по делу № ГКПИ07-986 по заявлению Глазкова К.А., что отражено судом первой инстанции в обжалуемом решении. Необходимость повторной проверки оспариваемого предписания нормативного правового акта, законность которого уже подтверждена в судебном порядке, действующим процессуальным законодательством об административном судопроизводстве не предусмотрена.

Довод апелляционной жалобы о нарушении судом при рассмотрении дела пункта 5 части 1 статьи 45 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, выразившееся, по мнению Лысаковского Д.И., в том что суд первой инстанции не привлек его лично к участию в судебном заседании, основан на ошибочном толковании приведенной нормы и не может повлечь отмену решения суда. Для осуществления прав, предусмотренных данной нормой процессуального закона, обязательного присутствия в судебном заседании административного истца, который содержится под стражей, не требуется. Любые возражения, заявления и ходатайства, связанные с рассмотрением дела об оспаривании нормативного правового акта, он вправе представлять письменно, что и было им сделано. Ссылка на отсутствие возможности редактировать письменные заявления основанием для удовлетворения ходатайства не является.

Более того, в судебном заседании при рассмотрении и разрешении дела по существу принимал участие представитель административного истца адвокат Рутковский В. А., действовавший от имени и по поручению Лысаковского Д.И.

Утверждение в апелляционной жалобе о том, что суд не исследовал вопрос о соответствии порядка опубликования Правил порядку установленному для опубликования подзаконных актов, опровергается содержанием обжалуемого решения, из которого следует, что Правила изданы уполномоченным органом в пределах предоставленной ему компетенции процедура принятия и опубликования нормативного правового акта соблюдена.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 г. № 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы, на которое, как на доказательство незаконности обжалуемого решения ссылается в апелляционной жалобе административный истец, на правильность изложенных судом выводов не влияет. Оспариваемые предписания Правил вопреки доводам административного истца негативных последствий для обвиняемого не влекут. Соблюдение установленного федеральным законом и Правилами порядка содержания под стражей является обязанностью подозреваемых и обвиняемых (пункт 1 части 1 статьи 36 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ).

Просьба Лысаковского Д.И. о рассмотрении апелляционной жалобы с личным участием его в заседании суда апелляционной инстанции не подлежит удовлетворению, поскольку рассмотрение дела об оспаривании нормативного правового акта, связанного с его юридической оценкой, не требует установления фактических обстоятельств. Право административного истца довести до суда свою позицию реализовано им без личного присутствия в судебном заседании.

Иные доводы апелляционной жалобы являлись предметом рассмотрения в заседании суда первой инстанции при разрешении дела, им дана надлежащая правовая оценка.

Решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права; предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации оснований для его отмены в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 308-311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2017 г оставить без изменения, апелляционную жалобу Лысаковского Д И - без удовлетворения.

Председательствующий Г.В. Манохина

Члены коллегии В.Ю. Зайцев

Ю.В. Ситников

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 32 Конституции РФ