ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 4-КГ17-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 16 мая 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Гетман Е.С., Марьина АН.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Агафоновой И В к Любомской Е В , АО «Телекомпания НТВ» о защите чести, достоинства, деловой репутации по кассационной жалобе Любомской Е В на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ., выслушав Любомскую ЕВ., поддержавшую доводы жалобы представителей АО «Телекомпания НТВ» Давыдову А.В., Пушкина Д.С поддержавших доводы жалобы, представителя Агафоновой ИВ. адвоката Ручку О.А., возражавшего против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Агафонова И.В. обратилась в суд с иском к Любомской ЕВ АО «Телекомпания НТВ» о признании распространенных ответчиками сведений не соответствующими действительности, порочащими ее честь достоинство и деловую репутацию, возложении на ответчиков обязанности опубликовать опровержение этих сведений в то же время и в той же программе, где они были распространены, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований Агафонова И.В. ссылалась на то что 18 августа 2015 г. в ходе передачи «Говорим и показываем» телеканала НТВ Любомская Е.В. сообщила об организации нотариусом г. Москвы Агафоновой И.В. преступной группы, похитившей у Любомской Е.В квартиру, а АО «Телеканал НТВ» распространило эти сведения путем их передачи в эфир. Истец указывала, что данные сведения не соответствуют действительности, поскольку она не была признана виновной в совершении какого-либо преступления вступившим в законную силу приговором суда, а также порочат ее честь, достоинство и деловую репутацию.

Решением Красногорского городского суда Московской области от 15 января 2016 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 июня 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение о частичном удовлетворении исковых требований Агафоновой И.В.: сведения распространенные Любомской Е.В. и АО «Телекомпания НТВ» в телепрограмме «Говорим и показываем» на телеканале НТВ 18 августа 2015 г о создании нотариусом Агафоновой И.В. организованной преступной группы признаны не соответствующими действительности и порочащими, на АО «Телекомпания НТВ» возложена обязанность в месячный срок дать опровержение этих сведений в названной телепрограмме, с АО «Телекомпания НТВ» в пользу Агафоновой И.В. взыскана компенсация морального вреда в размере 100 000 руб., с Любомской Е.В. в пользу Агафоновой И.В. взыскана компенсация морального вреда в размере 50 000 руб.

В кассационной жалобе Любомской Е.В. поставлен вопрос об отмене указанного апелляционного определения, как вынесенного с нарушением требований закона.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 31 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные законом основания для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 июня 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Агафонова И.В является нотариусом г. Москвы.

18 августа 2015 г. в эфир телеканала НТВ была сообщена телепрограмма «Говорим и показываем» с Л Закошанским, в которой принимала участие Любомская Е.В.

В названной телепрограмме был продемонстрирован диалог ведущего телепрограммы Л Закошанского и Любомской ЕВ., в ходе которого были сделаны, в том числе, следующие заявления:

«Любомская ЕВ.: Я хочу привлечь общественность к тому, что нотариус может творить, что хочет. Это ужасно.

Закошанский Л.: Вы кого подозреваете? Нотариуса?

Любомская ЕВ.: Лично я - да. Женщина, которой я якобы продала квартиру, я на данный момент уже сменила фамилию, но на тот момент я была Кравцова. Продала я квартиру Кравцовой Е Вл , якобы моей сестре. У меня нет сестер.

Закошанский Л.: То есть вы считаете, что нотариус организовал какую-то преступную группу?

Любомская Е.В.: Да.

Закошанский Л.: Какой нотариус?

Любомская ЕВ.: Была нотариус И В Агафонова. Я к ней пришла 24 июня, или 27, прошу прощения».

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что распространенные Любомской Е.В. сведения являлись ответами на вопросы ведущего программы «Говорим и показываем» о субъективном мнении истца по обсуждаемой теме и не содержали утверждений о каких-либо фактах.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции сослался на то, что высказывания Любомской Е.В носили утвердительный характер и являлись однозначными утверждениями об организации истцом преступной группы. Суд апелляционной инстанции указал, что данные высказывания порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца, поскольку содержат сведения о совершении Агафоновой И.В. правонарушений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений (пункт 9 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Таким образом, при рассмотрении дел о защите чести и достоинства суду следует установить, является ли распространенная ответчиком информация утверждением о фактах либо оценочным суждением, мнением, убеждением.

В силу части 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Следовательно, при решении вопроса о том, носят ли оспариваемые истцом сведения порочащий характер, а также для оценки их восприятия с учетом того, что распространенная информация может быть доведена до сведения третьих лиц различными способами (образно, иносказательно оскорбительно и т.д.), судам в необходимых случаях следует назначать экспертизу (например, лингвистическую) или привлекать для консультации специалиста (например, психолога).

В нарушение приведенных правовых норм и акта их толкования суд апелляционной инстанции, формально сославшись только на утвердительный характер высказываний Любомской Е.В., не дал надлежащую оценку вопросу о том, являлись ли эти высказывания оценочными суждениями ответчика, а также не поставил на обсуждение сторон вопрос о назначении по делу лингвистической экспертизы с учетом того, что высказывания ответчика были сделаны в контексте диалога с телеведущим.

В соответствии со статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова (часть 1). Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них (часть 3).

Согласно разъяснениям, данным в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами - свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (статьи 23, 29, 33 Конституции Российской Федерации), с другой.

Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека свобода выражения мнения, как она определяется в пункте 1 статьи 10 Конвенции, представляет собой одну из несущих основ демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого его члена. Свобода слова охватывает не только «информацию» или «идеи», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма толерантности и либерализма, без которых нет «демократического общества».

Таким образом, критика деятельности лиц, осуществляющих публичные функции, допустима в более широких пределах, чем в отношении частных лиц.

В силу статьи 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденных Верховным Советом Российской Федерации 11 февраля 1993 г. № 4462-1, нотариат в Российской Федерации призван обеспечивать в соответствии с Конституцией Российской Федерации конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации, настоящими Основами защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации.

Из приведенной правовой нормы следует, что деятельность нотариусов по совершению нотариальных действий от имени Российской Федерации носит публичный характер.

При таких обстоятельствах суду апелляционной инстанции надлежало с учетом публичного характера осуществляемой истцом нотариальной деятельности и приведенных выше разъяснений дать оценку тому, являлись ли высказывания ответчика допустимой критикой такой деятельности.

Однако это судом апелляционной инстанции сделано не было.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, удовлетворяя требования истца о признании сведений не соответствующими действительности и порочащими ее честь, достоинство и деловую репутацию, не учел, что способом защиты права, предусмотренным пунктом 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, является опровержение не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, а не признание их таковыми.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 июня 2016 г. подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 29 июня 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 29 Конституции РФ