ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №АПЛ 12-746

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 22 января 2013 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Манохиной Г.В.,

Пелевина Н.П.

при секретаре Кулик Ю.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Мокина А В о признании недействующим пункта 1 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 3 ноября 2005 г. № 205,

по апелляционной жалобе Мокина А.В. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 9 августа 2012 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Министерства юстиции Российской Федерации Цаплина И.С. и Ежова О.В., возражавших против доводов апелляционной жалобы, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом Министерства юстиции Российской Федерации (далее Минюст России) от 3 ноября 2005 г. № 205 утверждены Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (далее - Правила).

Нормативный правовой акт зарегистрирован в Минюсте России 14 ноября 2005 г., регистрационный № 7161, опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 2005 г., 21 ноября, № 47.

Согласно пункту 1 Правил названные Правила на основании Уголовно исполнительного кодекса Российской Федерации регламентируют и

конкретизируют соответствующие вопросы деятельности исправительных

колоний, лечебных исправительных учреждений, лечебно-профилактических

учреждений, тюрем и следственных изоляторов, выполняющих функции

исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для

выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, а также в отношении

осужденных на срок не свыше шести месяцев, оставленных в следственных

изоляторах с их согласия, в целях создания наиболее благоприятных

возможностей для реализации предусмотренных законом порядка и условий

исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы, обеспечения

изоляции, охраны прав, законных интересов осужденных и исполнения ими

своих обязанностей.

Мокин А.В. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с

заявлением о признании недействующим пункта 1 Правил. В подтверждение

заявленного требования указал, что оспариваемое положение нарушает его

права, гарантированные статьями 2, 21 Конституции Российской Федерации, не

соответствует части 1 статьи 74 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, так как в пункте 1 Правил не указаны осужденные, в отношении которых приговор суда вступил в законную силу и которые подлежат направлению в исправительные учреждения для отбывания наказания, осужденные, перемещаемые из одного места отбывания наказания в другое, осужденные, оставленные в следственном изоляторе или переведенные в следственный изолятор в порядке, установленном статьей 77.1 Уголовно исполнительного кодекса Российской Федерации.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 9 августа 2012 г. в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе Мокин А.В. просит об отмене решения суда ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, и принятии нового решения об удовлетворении заявления.

Мокин А.В. о времени и месте судебного заседания Апелляционной коллегии извещен в установленном законом порядке.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд обоснованно исходил из того что оспоренные заявителем в части Правила приняты Минюстом России в соответствии с частью 3 статьи 82 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации предусматривающей, что в исправительных учреждениях действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемые Минюстом России по согласованию с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, то есть в пределах предоставленных ему полномочий, и пункт 1 этих Правил не противоречит действующему законодательству и прав и законных интересов заявителя не нарушает.

Пункт 1 Правил, как усматривается из его содержания, носит декларативный характер, определяет сферу действия нормативного правового акта, круг лиц, на которых распространяется его действие, и не определяет

правила поведения субъектов регулируемых отношений, как ошибочно

указывает заявитель, и на эти обстоятельства суд первой инстанции

обоснованно указал в решении.

В соответствии с частью 1 статьи 74 Уголовно-исполнительного кодекса

Российской Федерации следственные изоляторы выполняют функции

исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для

выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, осужденных, в

отношении которых приговор суда вступил в законную силу и которые

подлежат направлению в исправительные учреждения для отбывания

наказания, осужденных, перемещенных из одного места отбывания наказания в

другое, осужденных, оставленных в следственном изоляторе или переведенных

в следственный изолятор в порядке, установленном статьей 771 данного Кодекса, а также в отношении осужденных на срок не свыше шести месяцев оставленных в следственных изоляторах с их согласия.

Разрешая дело, суд первой инстанции правильно признал, что оспариваемый заявителем пункт 1 Правил, предусматривающий, что следственные изоляторы выполняют в полном объеме функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, а также в отношении осужденных на срок не свыше шести месяцев, оставленных в следственных изоляторах с их согласия, соответствует приведенным нормам Уголовно исполнительного кодекса Российской Федерации, поэтому правомерно счел необоснованным довод заявителя о противоречии оспариваемого положения части 1 статьи 74 названного Кодекса.

Как правильно указано в обжалованном решении суда, осужденные оставленные в следственном изоляторе или переведенные в следственный изолятор, согласно части 3 статьи 77' Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, содержатся в следственном изоляторе в порядке установленном Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда. Порядок содержания указанной категории осужденных установлен названным Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ и Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденными приказом Минюста России от 14 октября 2005 г. № 189. Кроме того, в соответствии с приведенной частью 3 статьи 77 ] Кодекса право осужденного, привлекаемого в качестве подозреваемого (обвиняемого), на свидания осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», а право осужденного, привлекаемого в качестве свидетеля либо потерпевшего, на длительное свидание на территории исправительного учреждения или за его пределами заменяется правом на краткосрочное свидание или телефонный разговор в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 89 Уголовно исполнительного кодекса Российской Федерации.

Осужденные, в отношении которых вступил в законную силу

обвинительный приговор суда и подлежащие направлению в исправительные

учреждения для отбывания наказания, осужденные, перемещаемые из одного

места отбывания наказания в другое, содержатся в следственных изоляторах в

порядке, установленном статьями 75, 76 Уголовно-исполнительного кодекса

Российской Федерации, Правилами внутреннего распорядка следственных

изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденными приказом

Минюста России от 14 октября 2005 г. № 189, и с соблюдением прав

осужденных, закрепленных в статье 12 Уголовно-исполнительного кодекса

Российской Федерации.

С учетом приведенных законоположений суд первой инстанции пришел к

правильному выводу о том, что оспариваемая заявителем норма Правил не

противоречит федеральному законодательству, а неправильное применение этой нормы или ее нарушение не являются основанием для признании ее недействующей.

Отсутствие в оспариваемой норме Правил категории осужденных, в

отношении которых приговор суда вступил в законную силу и которые подлежат направлению в исправительные учреждения для отбывания наказания, осужденных, перемещаемых из одного места отбывания наказания в другое, осужденных, оставленных в следственном изоляторе или переведенных в следственный изолятор в порядке, установленном статьей 77.1 Уголовно исполнительного кодекса Российской Федерации, на что указывает Мокин А.В в апелляционной жалобе, не может служить основанием для несоблюдения в отношении этих осужденных норм Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и поэтому не может рассматриваться как дискриминация и пытка, и, вопреки мнению заявителя, не предполагает ненадлежащего обращения с осужденными.

Противоречит содержанию пункта 1 Правил и утверждение Мокина А.В. в апелляционной жалобе о том, что это положение нарушает его права гарантированные статьями 2, 21 Конституции Российской Федерации, в которых закреплено, что права и свободы человека являются высшей ценностью, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Доводы апелляционной жалобы о нарушении судом первой инстанции принципов состязательности и равноправия сторон противоречат материалам дела и не могут служить поводом к отмене решения суда, поскольку дело рассмотрено судом с соблюдением положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов.

Указание Мокина А.В. в апелляционной жалобе на то, что он получил возражения Минюста России и Генеральной прокуратуры Российской Федерации на его заявление после вынесения судом решения, в результате чего не имел возможности довести свою позицию относительно этих возражений до суда, не свидетельствует о незаконности решения суда, поскольку в возражениях не содержится данных, по которым не было бы известно мнение заявителя.

Принятое решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права. Предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 9 августа 2012 г оставить без изменения, а апелляционную жалобу Мокина А В - без удовлетворения Председательствующий А.И. Федин Члены коллегии Г.В. Манохина

Н.П. Пелевин

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 21 Конституции РФ