ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № ГКПИ09-707

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. М о с к в а 7 и ю л я 2 0 0 9 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда

Российской Федерации В.Ю. Зайцева,

при секретаре А.В. Степанищеве,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Малышева Д А об оспаривании в части Указа Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 г. № 696 «О помиловании Алиева З.Ш., Анищика И.Е. и других осужденных к смертной казни»,

установил:

Малышев Д.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением, в котором просит признать незаконным Указ Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 г. № 696 «О помиловании Алиева З.Ш Анищика И.Е. и других осужденных к смертной казни» (далее - Указ) в части замены ему смертной казни пожизненным лишением свободы.

В заявлении Малышев Д.А. ссылается на то, что оспариваемый Указ противоречит положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конституции Российской Федерации, нарушает его права, свободы и законные интересы. Как указывает заявитель, он не обращался к Президенту Российской Федерации с ходатайством о помиловании, в связи с действием моратория на применение смертной казни приговор подлежал пересмотру в судебном порядке, при этом в результате такого пересмотра ему могло быть назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок не более пятнадцати лет. Кроме того, Указ не был опубликован для всеобщего сведения.

О времени и месте судебного заседания Малышев Д.А. извещен надлежащим образом.

Представитель Президента Российской Федерации Пустынникова В.И. требование заявителя не признала и пояснила суду, что Президент Российской Федерации осуществил помилование в пределах его конституционных полномочий. Указ соответствует федеральному законодательству действовавшему на момент его издания, и не нарушает прав, свобод и законных интересов заявителя.

Выслушав объяснения представителя Президента Российской Федерации Пустынниковой В.И. и исследовав материалы дела, Верховный Суд Российской Федерации полагает, что заявление Малышева Д.А. не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что приговором Верховного суда Удмуртской Республики от 19 августа 1997 г., частично измененным определением Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 28 апреля 1998 г., Малышев Д.А. осужден по совокупности преступлений к исключительной мере наказания - смертной казни.

Пунктом 43 Указа Малышев Д.А. помилован путем замены назначенной ему смертной казни пожизненным лишением свободы.

Будучи институтом конституционного права, помилование является исключительным полномочием Президента Российской Федерации как главы государства, которое закреплено непосредственно в Конституции Российской Федерации (пункт «в» статьи 89).

Издавая указ о помиловании, Президент Российской Федерации руководствовался положением части 3 статьи 90 Конституции Российской Федерации.

Согласно статьям 59, 85 Уголовного кодекса Российской Федерации смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы; помилование осуществляется Президентом Российской Федерации в отношении индивидуально определенного лица.

Довод заявителя о том, что в связи с действием моратория на применение смертной казни вынесенный в отношении него приговор подлежал пересмотру в судебном порядке с назначением ему наказания в виде лишения свободы на срок не более пятнадцати лет, является несостоятельным.

Данное утверждение Малышева Д.А. фактически основывается на том что Указ в оспариваемой части противоречит постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. № 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан. Однако такой вывод ошибочен.

В названном постановлении Конституционный Суд Российской Федерации признал, что необеспечение права, гарантируемого статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации, не соответствует Конституции Российской Федерации лишь с момента окончания переходного периода необходимого для введения в действие федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации реализацию данного конституционного права каждого обвиняемого в совершении преступления, за которое в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Этот переходный период, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, завершился ко времени вынесения данного постановления, поэтому именно с момента его вынесения назначение наказания в виде смертной казни признано недопустимым.

Между тем приговор в отношении Малышева Д.А. вступил в законную силу 28 апреля 1998 г., то есть до завершения переходного периода.

Указанное постановление Конституционного Суда Российской Федерации не отменяет действие норм уголовного закона, предусматривающих наказание в виде смертной казни, не влечет за собой пересмотр приговоров в отношении лиц, ранее осужденных к исключительной мере наказания в виде смертной казни, и не изменяет условия их содержания в местах лишения свободы на весь период, в течение которого временно не допускается назначение указанного вида наказания, а также не препятствует применению к этим лицам актов помилования.

Президентом Российской Федерации наказание осужденному Малышеву Д.А. за совершенные деяния не назначалось, а была лишь произведена замена наказания в порядке помилования на более мягкое, по сравнению со смертной казнью, наказание. Замена наказания произведена Президентом Российской Федерации не в порядке уголовного судопроизводства, требующего соблюдения правил о недопустимости придания обратной силы закону усиливающему наказание, а в порядке реализации Президентом Российской Федерации своего конституционного права на помилование.

Исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 11 января 2002 г. № 61-0, помилование, как акт милосердия, в силу самой своей природы не может приводить к последствиям, более тяжким для осужденного, чем закрепленные в уголовном законе, предусматривающем ответственность за инкриминированное ему деяние, и постановленные приговором суда по конкретному делу. Следовательно, осуществляемая в порядке помилования замена смертной казни другим, менее тяжким, наказанием, предусмотренным действующим уголовным законом (в данном случае - пожизненным лишением свободы), не может расцениваться как ухудшение положения осужденного.

Таким образом, Указ издан Президентом Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и другими законодательными актами, действовавшими на момент его издания, в пределах его полномочий, не нарушает положения международных правовых норм, а также права, свободы и законные интересы заявителя.

Довод Малышева Д.А. о том, что Указ незаконен, так как помилование произведено помимо его воли, нельзя признать состоятельным.

По смыслу статьи 184 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации решение Президентом Российской Федерации вопроса о применении помилования к осужденному возможно и при отсутствии от него ходатайства о помиловании.

Ссылка заявителя на неопубликование Указа для всеобщего сведения отмену Указа, являющегося ненормативным правовым актом, повлечь не может, поскольку содержание пункта 43 Указа, имеющего непосредственное отношение только к правам и свободам заявителя, Малышеву Д.А. известно с 28 июня 1999 г.

Издание Указа не лишает заявителя права на обращение в вышестоящую судебную инстанцию с заявлением о пересмотре вступившего в законную силу приговора в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Согласно части 4 статьи 258 ГПК РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены.

Суд также учитывает, что заявителем пропущен установленный частью 1 статьи 256 ГПК РФ трехмесячный срок на обращение в суд с требованием об оспаривании акта о помиловании.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194-199, 258 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

Малышеву Д А в удовлетворении заявления отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня его принятия судом в окончательной форме.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации В.Ю. Зайцев

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 20 Конституции РФ