ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№86-АПГ15-7

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва «3» февраля 2016 года

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Калининой Л.А.

при секретаре Гришечкине П.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе губернатора Владимирской области на решение Владимирского областного суда от 26 октября 2015 года, которым удовлетворено заявление общества с ограниченной ответственностью «Автомобильное транспортное предприятие Лайн-Траст» о признании недействующим пункта 10 статьи 10 Закона Владимирской области от 14 февраля 2003 года № 11-03 «Об административных правонарушениях во Владимирской области».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения представителя губернатора Владимирской области - Шутовой О.М., представителя Законодательного Собрания Владимирской области Коршуновой К.С, поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения против удовлетворения апелляционной жалобы представителя ООО «Автомобильное транспортное предприятие Лайн-Траст» Михеевой ИВ.., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

29 января 2003 года постановлением Законодательного Собрания Владимирской области № 11 принят и 14 февраля 2003 года губернатором Владимирской области подписан Закон Владимирской области № 11-03 «Об административных правонарушениях во Владимирской области».

Данный Закон Владимирской области официально опубликован 19 февраля 2003 года в издании «Владимирские ведомости» № 36-37.

Согласно части 1 пункта 10 статьи 10 этого Закона неисполнение или нарушение гражданами, должностными или юридическими лицами муниципальных нормативных правовых актов, принятых в пределах компетенции, если эти действия (бездействие) не образуют состава административного правонарушения, предусмотренного Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или настоящим Законом, влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей; на должностных лиц - от пяти тысяч до десяти тысяч рублей на юридических лиц - от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей.

Согласно части 2 пункта 10 статьи 10 указанного Закона действия предусмотренные частью 1 настоящего пункта и совершенные повторно в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания, влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц - от восьмидесяти тысяч до девяноста тысяч рублей.

Общество с ограниченной ответственностью «Автомобильное транспортное предприятие Лайн-Траст» обратилось во Владимирский областной суд с заявлением о признании недействующим с момента принятия пункта 10 статьи 10 Закона Владимирской области «Об административных правонарушениях во Владимирской области».

По мнению заявителя, из смысла и содержания статей 1.1, 1.8 и 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что материальное основание административной ответственности должно быть конкретизировано непосредственно в законе об административной ответственности.

Решением Владимирского областного суда от 26 октября 2015 года заявленные ООО «АТП Лайн-Траст» требования удовлетворены.

В апелляционной жалобе губернатор Владимирской области просит отменить решение суда и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда правильным и оснований для его отмены не находит.

В соответствии с пунктом «к» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации административное и административно процессуальное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (часть 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

Подпунктом 39 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» определено, что к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение вопросов установления административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации нормативных правовых актов органов местного самоуправления определения подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, организации производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях к ведению Российской Федерации в данной сфере отнесено установление общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 1.3.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях к ведению субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

По мнению губернатора Владимирской области, внесение в закон области нормы, которая предусматривает административную ответственность за нарушение муниципальных нормативных правовых актов без указания конкретных деяний соответствует пункту 1 части 1 статьи 1.3.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Не соглашаясь с таким выводом, суд обоснованно исходил из того, что в соответствии с частью 1 статьи 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Анализ данного определения позволяет выявить такие признаки административного правонарушения как противоправность, виновность и обязательное наличие правового запрета на совершение деяния в соответствующем акте законодательного уровня, при этом правовой запрет должен сопровождаться определенной применительно к каждому деянию санкцией.

Приведенные нормы в их системном единстве свидетельствуют о том что законодатель субъекта Российской Федерации, устанавливая административную ответственность за те или иные административные правонарушения, не вправе вторгаться в сферы общественных отношений регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального регулирования. Его полномочия по правовому регулированию в сфере административной ответственности ограничены, поскольку такая ответственность может быть предусмотрена за нарушение требований регионального законодательства или муниципальных правовых актов путем установления в диспозиции статьи конкретных противоправных действий (бездействия), исключающих совпадение признаков объективной стороны административного правонарушения, установленного законом субъекта Российской Федерации, с административным правонарушением ответственность за совершение которого предусмотрена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

В противном случае был бы нарушен гарантированный Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 19) принцип равенства всех перед законом, означающий, в частности, что любое административное правонарушение должно быть четко определено, чтобы, исходя непосредственно из текста соответствующей нормы, каждый мог предвидеть административно-правовые последствия своих действий (бездействия). При этом в разных муниципальных образованиях одного и того же субъекта Российской Федерации оспариваемое правовое регулирование допускает наличие противоречивой правоприменительной практики, неизбежно приводящей к ослаблению гарантий государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан от произвольного преследования и наказания.

Диспозиция части 1 пункта 10 статьи 10 Закона Владимирской области «Об административных правонарушениях во Владимирской области» не содержит описания конкретных противоправных действий (бездействия образующих объективную сторону состава административного правонарушения.

Указание в диспозиции статьи о том, что ответственность наступает лишь в том случае, если действия (бездействие) не образуют состава административного правонарушения, предусмотренного Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или настоящим Законом, также свидетельствует о правовой неопределенности оспариваемой нормы.

Часть 2 пункта 10 статьи 10 Закона Владимирской области «Об административных правонарушениях во Владимирской области предусматривающая ответственность за совершение правонарушения повторно, зависит от диспозиции части 1 этой же статьи, поэтому следует судьбе основного состава.

При таком положении суд правомерно сделал вывод о том, что оспариваемые законоположения не отвечают требованиям определенности ясности и недвусмысленности, что само по себе является основанием для признания их недействующими.

Такой вывод полностью согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 27 мая 2003 года № 19-П, о том, что в силу конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (часть 1 статьи 19 Конституции Российской Федерации) запреты и иные установления, закрепляемые в законе, должны быть определенными, ясными недвусмысленными, а также с разъяснениями, содержащимися в пункте 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части», о необходимости признания правовой нормы недействующей в случае установления судом ее неоднозначного толкования.

Поскольку пункт 10 статьи 10 оспариваемого Закона Владимирской области не соответствует требованиям законодательства, имеющего большую юридическую силу, и не отвечает критерию правовой определенности, суд правильно признал его недействующим.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение суда является законным и обоснованным.

Доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании норм материального права, не опровергают выводов суда, а потому не могут служить поводом к отмене его решения.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Владимирского областного суда от 26 октября 2015 года

ить без изменения,, апелляционную жалобу губернатора Владимирской оставить

ти -- без области без удовлетворения.

удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 19 Конституции РФ