ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №5-КГ16-28

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 марта 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Романовского С В . и Киселева А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Дрейзин С С к Коваленко В А и Коваленко Е Ю о признании недействительным договора дарения квартиры, применении последствий недействительности сделки, признании права собственности

по кассационной жалобе представителя Дрейзин С С на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 20 января 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 июня 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ., выслушав объяснения Корумы КВ., представляющей интересы Дрейзин С С и просившей жалобу удовлетворить,

установила:

Дрейзин С.С. обратилась в суд с иском к Коваленко В.А. и Коваленко Е.Ю. о признании недействительным договора дарения квартиры применении последствий недействительности сделки, признании права собственности.

В обоснование исковых требований указала, что до 10 февраля 2014 г Коваленко В.А. являлся собственником квартиры, находящейся по адресу:,

которую приобрел до заключения в 2009 году брака с Коваленко Е Ю .

24 декабря 2013 г. между ответчиками заключен договор, согласно которому Коваленко В.А. подарил Коваленко Е Ю . указанную квартиру. 10 февраля 2014 г. право собственности на квартиру зарегистрировано за ответчицей.

На момент заключения договора дарения квартиры у Коваленко В.А были неисполненные обязательства перед истицей по возврату долга в размере более 100 000 000 рублей, которые возникли в 2009 году на основании договоров займа, заключенных с Дрейзиным Б.Л., умершим 15 мая 2011 г., наследницей которого является Дрейзин С.С. Истица ссылалась на то, что Коваленко В.А. знал о наличии долга и распорядился своим недвижимым имуществом во избежание обращения на него взыскания.

Заочным решением Лыткаринского городского суда Московской области от 2 сентября 2014 г. исковые требования Дрейзин С С к Коваленко В.А. о взыскании денежных средств удовлетворены частично с ответчика в пользу истицы взысканы денежные средства - сумма основного долга в размере 1 800 000 долларов США и 350 000 евро, а также проценты за пользование займом и за пользование чужими денежными средствами.

Дрейзин С С . полагала, что договор дарения между супругами Коваленко В.А. и Коваленко Е Ю . является мнимой сделкой (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также заключен с целью укрытия квартиры от обращения на нее взыскания, что в силу положений статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации свидетельствует о недействительности такой сделки.

В связи с этим истица просила суд признать договор дарения квартиры недействительным, применить последствия недействительности указанной сделки.

Решением Савеловского районного суда от 20 января 2015 г оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 июня 2015 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе представитель Дрейзин СС. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С В . от 25 февраля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами установлено, что заочным решением Лыткаринского городского суда Московской области от 2 сентября 2015 г. исковые требования Дрейзин С С к Коваленко В.А. о взыскании денежных средств удовлетворены частично: с Коваленко В.А в пользу Дрейзин С.С. взысканы денежные средства - сумма основного долга в размере 1 800 000 долларов США и 350 000 евро, а также проценты.

При этом обязанность Коваленко В.А. возвратить заемные средства Дрейзину Б.Л. возникла 1 февраля 2009 г. в размере 300 000 долларов США на основании договора займа от 2 октября 2008 г., 1 июня 2009 г. в размере 350 000 долларов США и 277 313 евро на основании договора займа от 25 ноября 2008 г., 1 января 2010 г. в размере 350 000 евро на основании договора займа от 10 июня 2009 г., 1 июня 2010 г. в размере 800 000 долларов США на основании договора займа от 1 октября 2009 г. Правопреемником Дрейзина Б.Л. является Дрейзин С С

Коваленко В.А. являлся собственником квартиры, находящейся по адресу: , которую приобрел до заключения брака с ответчицей.

24 декабря 2013 г. между ответчиками заключен договор дарения согласно которому Коваленко В.А. подарил Коваленко Е Ю . спорную квартиру. 10 февраля 2014 г. право собственности зарегистрировано за Коваленко Е.Ю.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о необоснованности доводов истицы об отсутствии у ответчиков намерений создать соответствующие договору дарения правовые последствия поскольку квартира передана ответчице, которая в ней фактически проживает. Кроме того, 14 октября 2009 г. между ответчиками был заключен договор обещания дарения спорной квартиры.

Также суд исходил из того, что у Коваленко В.А. имеется другое имущество, на которое может быть обращено взыскание, в том числе несколько дорогостоящих транспортных средств, маломерное судно, два гаража и четырех комнатная квартира в г. области Спорная квартира на момент заключения договора дарения не являлась предметом залога, на нее не было обращено взыскание и не налагался арест.

Суд апелляционной инстанции поддержал позицию суда первой инстанции, указав на то, что договор дарения квартиры заключен до обращения истицы в суд с иском о взыскании долга, поэтому ее доводы о несоответствии договора дарения действующему законодательству необоснованны.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Частью 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации установлено что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Данному конституционному положению корреспондирует пункт 3 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

В пункте 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплена недопустимость действий граждан и юридических лиц осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В силу пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

По смыслу приведенных выше законоположений, добросовестность при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей предполагает поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующее ей.

При этом установление злоупотребления правом одной из сторон влечет принятие мер, обеспечивающих защиту интересов добросовестной стороны от недобросовестного поведения другой стороны.

Злоупотребление правом при совершении сделки является нарушением запрета, установленного в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем такая сделка должна быть признана недействительной в соответствии со статьей 10 и пунктом 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При вынесении апелляционного определения суд не дал никакой оценки действиям ответчиков на предмет их добросовестности и не применил вышеуказанные положения.

Суд не учел, что обязанность по погашению задолженности у Коваленко В.А. возникла 1 февраля 2009 г., однако каких-либо мер по погашению задолженности ответчик не предпринимал, уклонялся от погашения задолженности, что стало причиной обращения Дрейзин С С в Лыткаринский городской суд за защитой своих гражданских прав с целью государственного принуждения Коваленко В.А. к исполнению обязательства по возврату долга.

Коваленко В.А., зная о необходимости возврата долга, совершал действия, направленные на отчуждение принадлежащей ему квартиры заключив с супругой договор обещания ее дарения от 14 октября 2009 г. и договор дарения этой же квартиры от 24 декабря 2013 г., что привело к невозможности удовлетворения требований кредитора из стоимости указанного имущества. Такие действия подлежали оценке судом с учетом положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также суд апелляционной инстанции в решении сослался на наличие у ответчика иного имущества, на которое может быть обращено взыскание Вместе с тем судом не исследовался вопрос о его стоимости и о его достаточности для погашения задолженности перед истицей. Тем самым при вынесении определения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда были нарушены требования пунктов 5 и 6 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 июня 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 17 Конституции РФ