верховны й суд

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № АПЛ14-2Д

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 9 декабря 2014 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Зайцева В.Ю.,

Попова В.В.

при секретаре Пулине А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по жалобе Мугиновой Л З на решение квалификационной коллегии судей Республики от 14 марта 2014 г. о досрочном прекращении ее полномочий судьи районного суда г. за совершение дисциплинарного проступка

по апелляционной жалобе Мугиновой Л.З. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 9 сентября 2014 г., которым в удовлетворении жалобы отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю., объяснения Мугиновой Л.З. и ее представителя Хабибуллина Р.И., которые поддержали апелляционную жалобу Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Мугинова Л.З. с апреля 2001 года являлась мировым судьей судебного участка № по району г. , Указом Президента Российской Федерации от 2 февраля 2013 г. № 69 назначена судьей районного суда г. . Решением квалификационной коллегии судей Республики

от 28 марта 2008 г. ей присвоен квалификационный класс судьи который в связи со вступлением в силу Федерального закона от 25 декабря

2012 г. № 269-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты

Российской Федерации в части совершенствования системы оплаты труда

судей Российской Федерации, а также признании утратившими силу отдельных

законодательных актов (положений законодательных актов) Российской

Федерации» решением этой коллегии от 8 февраля 2013 г. признан

соответствующим квалификационному классу судьи.

Председатель Верховного Суда Республики обратился в

квалификационную коллегию судей Республики с

представлением о привлечении судьи Мугиновой JI.3. к дисциплинарной

ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи за

совершение дисциплинарного проступка. В представлении от 22 ноября 2013 г.

и дополнении к нему от 7 февраля 2014 г. указывалось на систематическое

грубое нарушение Мугиновой JI.3. требований гражданского процессуального

законодательства и Инструкции по судебному делопроизводству в районном

суде, утвержденной приказом Судебного департамента при Верховном Суде

Российской Федерации от 29 апреля 2003 г. № 36, отмечалось, что допущенные

нарушения свидетельствуют о пренебрежительном отношении к служебным

обязанностям и судейской этике, по своему характеру несовместимы со

статусом судьи, умаляют авторитет судебной власти, нарушают право граждан

на судебную защиту, гарантированное статьей 46 Конституции Российской

Федерации, и право на справедливое судебное разбирательство в разумный

срок в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и

основных свобод.

Решением квалификационной коллегии судей Республики

от 14 марта 2014 г. представление удовлетворено, полномочия судьи

районного суда г. Мугиновой JI.3. прекращены на основании

статьи 121 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О

статусе судей в Российской Федерации» за совершение дисциплинарного

проступка, она также лишена квалификационного класса судьи.

Мугинова JT.3. обжаловала указанное решение в Дисциплинарную

коллегию Верховного Суда Российской Федерации, которая решением от

9 сентября 2014 г. в удовлетворении жалобы отказала.

Не согласившись с таким решением, Мугинова Л.З. подала

апелляционную жалобу, ссылаясь на то, что материалы проверок, положенные

в основу решения квалификационной коллегии судей Республики

от 14 марта 2014 г., получены с нарушением гарантий

неприкосновенности судьи, суд первой инстанции неправильно произвел

анализ представленных доказательств ее нагрузки, не применил разъяснения

постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 мая

2007 г. № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений

квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей

юрисдикции к дисциплинарной ответственности» (пункты 3, 8-16) и 'постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря

2003 г. № 23 «О судебном решении» (пункты 2-6, 17), не учел правовые позиции постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2011 г. № 19-П (пункт 3.1). Мугинова JI.3. указала также на то, что имело место неправомерное направление в суд второй инстанции гражданских дел, находившихся в ее производстве; основными причинами нарушения ею сроков изготовления судебных актов являются единовременная передача ей большого количества гражданских дел от ушедшего в отставку судьи текучесть кадров в районном суде, неправильная организация работы аппарата суда, низкая квалификация работников аппарата, отсутствие квалифицированных помощника и секретаря; жалобы граждан в отношении ее создавались искусственно; в заседании квалификационной коллегии участвовали 18 членов из 21, при этом сведений об уведомлении трех отсутствовавших членов коллегии в материалах дисциплинарного производства не имеется, как и письменных сообщений о невозможности явиться на заседание с указанием причины (между тем их голоса могли повлиять на принятое решение). Считая обжалуемое решение суда первой инстанции незаконным и необоснованным Мугинова Л.З. просит его отменить и принять новое решение об удовлетворении ее жалобы на решение квалификационной коллегии судей Республики от 14 марта 2014 г.

В поступивших возражениях квалификационная коллегия судей указала что при рассмотрении 14 марта 2014 г. представления председателя Верховного Суда Республики о досрочном прекращении полномочий судьи Мугиновой Л.З. квалификационная коллегия судей установила систематические случаи волокиты, допущенные судьей в ходе судопроизводства по гражданским делам, которые выразились в нарушении порядка изготовления резолютивных частей решений, составления мотивированных решений оформления рассмотренных дел и сдачи их в отдел делопроизводства суда Юридически значимые обстоятельства дела тщательно выяснялись в судебном заседании и нашли свое подтверждение. При решении вопроса о мере дисциплинарной ответственности квалификационная коллегия судей учла данные, характеризующие личность Мугиновой Л.З., все обстоятельства совершенного проступка, систематичность и степень тяжести допущенных нарушений, ущерб, причиненный авторитету судебной власти и званию судьи данные о профессиональных качествах судьи, статистические показатели ее работы, отношение к совершенному проступку. При рассмотрении дела суд обоснованно признал, что квалификационной коллегией процедура принятия решения была соблюдена.

В судебном заседании Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации Мугинова Л.З. и ее представитель Хабибуллин Р.И поддержали в полном объеме доводы жалобы, кроме того, указали, что квалификационной коллегией судей Республики превышен месячный срок рассмотрения материалов, а также неправильно определена дата прекращения ее полномочий.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Конституция Российской Федерации (статьи 118, 120-122), Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» устанавливают особый правовой статус судьи призванный обеспечить защиту публичных интересов, интересов правосудия целью которого является защита прав и свобод человека и гражданина, и предъявляют к судьям особые требования.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 3 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы и федеральные законы, при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

Кодекс судейской этики, утвержденный VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г., устанавливает обязательные для каждого судьи правила поведения при осуществлении профессиональной деятельности по отправлению правосудия и во внесудебной деятельности, основанные на высоких нравственно-этических требованиях, положениях законодательства Российской Федерации, международных стандартах в сфере правосудия и поведения судей. В преамбуле данного документа подчеркивается, что судебная защита прав и свобод человека может быть обеспечена только компетентным и независимым правосудием, осуществляемым на началах справедливости и беспристрастности. Такое правосудие предполагает соблюдение каждым судьей правил профессиональной этики, честное и добросовестное исполнение своих обязанностей, проявление должной заботы о сохранении как своих личных чести и достоинства, так и достоинства и авторитета судебной власти.

В силу статьи 4 Кодекса судейской этики судья в своей профессиональной деятельности и вне службы обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, руководствоваться Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», нормами процессуального законодательства, другими нормативными правовыми актами, неукоснительно следовать присяге судьи Соблюдение Кодекса судейской этики должно быть внутренним убеждением судьи, правилом его жизни, должно способствовать укреплению доверия общества к судебной системе, его уверенности в том, что правосудие осуществляется компетентно, независимо, беспристрастно и справедливо.

Согласно статье 121 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» за совершение дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения этого закона и (или) кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации, решением соответствующей квалификационной коллегии судей может быть наложено дисциплинарное взыскание, в том числе в виде досрочного прекращения полномочий судьи Данная мера дисциплинарной ответственности может быть применена к судье в исключительных случаях за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение названных положений, в том числе за нарушение указанных положений при осуществлении правосудия, если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий и установлено вступившим в законную силу судебным актом вышестоящей судебной инстанции или судебным актом, принятым по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (пункты 1, 5, 7).

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 28 февраля 2008 г. № 3-П признал, что положение пункта 1 статьи 121 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» о возможности наложения на судью за совершение дисциплинарного проступка дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующих норм оно предполагает возможность применения данной меры взыскания лишь за совершение такого проступка, который порочит честь и достоинство судьи является не совместимым со статусом судьи, й лишь на основе принципа соразмерности.

Отказывая Мугиновой JI.3. в удовлетворении жалобы на решение квалификационной коллегии судей Республики о досрочном прекращении ее полномочий судьи, Дисциплинарная коллегия Верховного Суда Российской Федерации пришла к правильному выводу о том, Что указанная мера дисциплинарной ответственности применена обоснованно и наложенное взыскание соразмерно тяжести совершенного проступка.

Как в решении квалификационной коллегии судей Республики

от 14 марта 2014 г., так и в обжалуемом решении от 9 сентября 2014 г. подробно приведены допущенные Мугиновой Л.З. нарушения гражданского процессуального законодательства, повлекшие умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи.

В силу статьи 197 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее —Кодекс) при единоличном рассмотрении дела решение суда излагается судьей в письменной форме и подписывается им.

Согласно части 5 статьи 198 Кодекса резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части, указание на распределение судебных расходов, срок и порядок обжалования решения суда.

В пункте 11 постановления от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

Регламентируя составление решения суда, статья 199 Кодекса, устанавливает, что решение суда принимается немедленно после разбирательства дела резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела; объявленная резолютивная часть решения суда должна быть подписана всеми судьями и приобщена к делу; составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела (части 1,2).

Обязательность ведения протокола закреплена статьей 228 Кодекса, в соответствии с которой в ходе каждого судебного заседания суда первой инстанции составляется протокол судебного заседания. Исходя из положений частей 1, 3, 4 статьи 230 Кодекса протокол должен быть составлен секретарем судебного заседания и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания не позднее чем через три дня после окончания судебного заседания.

Допущенные Мугиновой Л.З. нарушения перечисленных требований процессуального закона по своему характеру и объему с очевидностью повлекли искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса.

Так, из 93 судебных решений судьи Мугиновой JI.3., отмененных в 2013 году в апелляционном порядке, 60 было отменено ввиду отсутствия в делах надлежащим образом изготовленных резолютивных частей решений мотивированных решений, протоколов судебных заседаний. В указанных делах отсутствовали мотивированные решения, содержались лишь проекты резолютивных частей решений, записки Мугиновой Л.З., в которых она указывала удовлетворить или отказать в удовлетворении исковых требований не было протоколов судебных заседаний либо они были не подписаны председательствующим и секретарем.

Изложенное подтверждается определениями суда апелляционной инстанции, копии которых приобщены к материалам дисциплинарного производства. Кроме того, по целому ряду дел судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан вынесены частные определения с указанием на перечисленные существенные и грубые нарушения норм процессуального права.

Мугинова JI.3., признавая данные факты, настаивает на том, что они не могут быть расценены как дисциплинарный проступок, влекущий досрочное прекращение полномочий судьи, поскольку вызваны, по ее мнению, независящими от нее обстоятельствами, а именно: единовременной передачей ей значительного количества гражданских дел от ушедшего в отставку судьи неправильной организацией работы аппарата суда, низкой квалификацией работников аппарата, отсутствием квалифицированных помощника и секретаря, неправомерным направлением в суд второй инстанции гражданских дел, находившихся в ее производстве.

Между тем ни на заседании квалификационной коллегии судей Республики , ни в судебном заседании Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, ни в судебном заседании Апелляционной коллегий Верховного Суда Российской Федерации не установлено обстоятельств, которые бы свидетельствовали, что допущенный Мугиновой JT.3. проступок обусловлен уважительными причинами исключающими возможность привлечения ее к дисциплинарной ответственности.

Имели место и многочисленные существенные нарушения Мугино вой Л.З. требований гражданского процессуального законодательства и Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде на стадии принятия исковых заявлений и подготовки дел к судебному разбирательству требования статьи 135 Кодекса о сроке направления заявителю копии определения о возвращении искового заявления, положений статьи 33 Кодекса о передаче дела, принятого судом к своему производству, в другой суд, части 3 статьи 325 Кодекса об обязательном направлении по истечении срока обжалования дела с апелляционной жалобой в суд апелляционной инстанции За период работы Мугиновой Л.З. судьей районного суда г несвоевременная сдача рассмотренных гражданских дел в отдел делопроизводства суда носила систематический характер. Пренебрежительное отношение к требованиям гражданского процессуального закона допускалось Мугиновой Л.З. и при рассмотрении гражданских дел в апелляционном порядке.

Мугинова Л.З. полагает, что степень нарушения прав и законных интересов граждан и организаций не определена. Данная позиция заявителя противоречит материалам дела. Квалификационная коллегия судей Республики

признала, что грубые нарушения Мугиновой Л.З. норм гражданского процессуального законодательства повлекли за собой тяжкие последствия для участников процесса, поскольку привели к затягиванию сроков вступления судебных актов в законную силу, несвоевременному обращению их к исполнению, чем нарушено конституционное право граждан на судебную защиту. Как правомерно указано в решении суда первой инстанции, нарушались и права граждан на пересмотр судебных решений Согласно пункту 2 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. № 1-П право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод, в силу части 3 статьи 56 Конституции Российской Федерации оно не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах; конституционное право на судебную защиту - это не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты в форме восстановления нарушенных прав и свобод в соответствии с законодательно закрепленными критериями.

Помимо жалоб в адрес и.о. председателя районного суда г. , только в Верховный Суд Республики поступило более 50 обоснованных обращений граждан о нарушениях судьей Мугиновой Л.З требований гражданского процессуального законодательства, регламентирующих порядок и сроки вынесения судебных постановлений.

Оснований считать соответствующим действительности довод заявителя о том, что жалобы граждан создавались искусственно, не имеется. Более того отсутствие непроцессуальных жалоб со стороны участников процесса, чьи права были грубо нарушены, при условии доказанности самого факта нарушения не свидетельствует об отсутствии такого нарушения.

По результатам анализа статистических показателей квалификационная коллегия судей Республики Башкортостан и Дисциплинарная коллегия Верховного Суда Российской Федерации обоснованно пришли к выводу о том что служебная нагрузка Мугиновой Л.З. с февраля по август 2013 года не превышала нагрузку других судей районного суда г рассматривающих гражданские дела, и позволяла ей должным образом исполнять свои обязанности и организовать работу секретаря судебного заседания и помощника.

Довод Мугиновой Л.З. о том, что инвентаризация дел, находившихся в ее производстве, проведена с нарушением принципа неприкосновенности судьи не может быть признан состоятельным. Мугинова Л.З. по сути не оспаривает что на момент ее ухода 5 августа 2013 г. в двухнедельный отпуск в ее кабинете находилось несколько сотен гражданских дел, по окончании отпуска она на работу не вышла в связи с выдачей листка нетрудоспособности. В сложившейся ситуации в соответствии с приказом председателя Верховного Суда Республики от 29 августа 2013 г. и приказом начальника Управления Судебного департамента в Республике от 3 сентября 2013 г. и была проведена указанная инвентаризация. В противном случае продолжалось бы нарушение гарантированного Конституцией Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Как следует из апелляционной жалобы, Мугинова Л.З. считает, что имела место кампания по дискредитации ее честного имени судьи. Данное утверждение является голословным и опровергается совокупностью фактических обстоятельств, установленных в ходе заседаний квалификационной коллегии судей Республики и Дисциплинарной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

В обжалуемом решении суда правильно указано, что квалификационной

коллегией судей при рассмотрении представления председателя Верховного

Суда Республики тщательным образом исследовалась деятель­ ность Мугиновой JT.3. в качестве судьи районного суда г. . При определении меры дисциплинарной ответственности коллегией учтены профессиональные качества Мугиновой JI.3., ее стаж работы судьей свыше !0 лет, данные о ее личности, семейном положении, а также конкретные обстоятельства совершения дисциплинарного проступка. Коллегия обоснованно признала необходимым применить дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи, поскольку при осуществлении правосудия Мугинова J1.3. систематически грубо нарушала требования закона что повлекло нарушение прав участников процесса, умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи.

Решение квалификационной коллегии судей от 14 марта 2014 г., как верно установлено судом первой инстанции, принято в правомочном составе тайным голосованием, за такое решение проголосовали 13 из 18 членов коллегии, принимавших участие в заседании. Нарушений процедуры голосования допущено не было.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что протокол результатов голосования неправомерно не вложен в конверт, а вшит в материалы дисциплинарного дела, несостоятельна, поскольку согласно пункту 4 статьи 18 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей, утвержденного Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации 22 марта 2007 г., в редакции от 24 октября 2013 г. в конверт помещаются бюллетени для голосования, а протокол результатов голосования приобщается к материалам соответствующего производства.

Вопреки мнению Мугиновой JI.3. никаким нормативным правовым актом не предусмотрены приобщение к материалам дисциплинарного производства сведений об уведомлении членов квалификационной коллегии судей о времени заседания коллегии и обязанность членов коллегии письменно сообщить о невозможности явиться на заседание с указанием причин. Данных о том, что три члена квалификационной коллегии судей Республики отсутствовавшие на ее заседании 14 марта 2014 г., не были извещены о заседании, не имеется.

То обстоятельство, что решение квалификационной коллегии судей принято за пределами месячного срока, закрепленного статьей 25 Федерального закона от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», отмену этого решения повлечь не может, поскольку Квалификационная коллегия судей не освобождается от обязанности рассмотреть соответствующее представление о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности после истечения названного срока.

Пункт 7 статьи 31 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей определяет, что решения квалификационных коллегий судей вступают в силу с момента их оглашения. В решении квалификационной коллегии судей Республики от 14 марта 2014 г. указано, что полномочия судьи Мугиновой JI.3. прекращены 14 марта 2014 г., следовательно, коллегией абзац четвертый пункта 6 статьи 11 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» не нарушен.

Дисциплинарная коллегия Верховного Суда Российской Федерации обоснованно признала, что решение о досрочном прекращении полномочий судьи Мугиновой Л.З. принято надлежащей квалификационной коллегией судей в соответствии с законом, и в связи с этим правильно отказала в удовлетворении жалобы.

Решение суда вынесено с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права. Предусмотренных законом оснований для его отмены в апелляционном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 9 сентября 2014 г оставить без изменения, апелляционную жалобу Мугиновой Л З без удовлетворения Председательствующий

Члены коллегии В.Ю. Зайцев

В.В. Попов

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 121 Конституции РФ