ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 10-АПГ17-3

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва «29» марта 2017 года

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В .Б.,

судей Зинченко И.Н. и Корчашкиной Т.Е.

при секретаре Тимохине И.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционным жалобам Законодательного Собрания Кировской области и правительства Кировской области на решение Кировского областного суда от 23 ноября 2016 года, которым частично удовлетворен административный иск прокурора Кировской области об оспаривании частей 2 и 3 статьи 12 Закона Кировской области от 6 июня 2007 года № 132-30 «О государственных должностях Кировской области».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зинченко И.Н., объяснение представителей Законодательного Собрания Кировской области Самсонова Д.М., правительства Кировской области Кононовой Е.Л. и министерства финансов Кировской области Кузьминых М.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, а также заключение прокурора Генеральной прокуратуры Масаловой Л.Ф полагавшей, что решение суда подлежит изменению, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

31 мая 2007 года Законодательным Собранием Кировской области принят и 6 июня 2007 года губернатором Кировской области подписан Закон Кировской области № 132-30 «О государственных должностях Кировской области». Данный закон официально опубликован 14 июня 2007 года в издании «Вятский край» №110 (3998).

Согласно части 2 статьи 12 указанного закона Кировской области право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности назначенной в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013 года № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» либо досрочно оформленной в соответствии с Законом Российской Федерации от 19 апреля 1991 года № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации», имеют лица замещавшие государственную должность Кировской области на постоянной основе не менее трех лет, освобожденные от замещаемой должности в связи с прекращением полномочий, в том числе досрочно (за исключением случаев вступления в силу обвинительного приговора суда либо ненадлежащего исполнения должностных обязанностей).

Согласно абзацам первому-третьему части 3 этой же статьи ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности) лицам замещавшим государственные должности Кировской области устанавливается в размере:

при замещении государственной должности от трех до пяти лет - 50 %, при замещении государственной должности свыше пяти лет, а также в течение срока полномочий, установленного законом Кировской области на момент их исполнения, - 75% ежемесячного денежного содержания на день обращения лица за такой доплатой.

Ежемесячное денежное содержание лиц, замещающих государственные должности Кировской области, для исчисления размера ежемесячной доплаты к страховой пенсии по старости (инвалидности определяется по выбору этих лиц по государственной должности Кировской области, замещавшейся на день достижения ими возраста, дающего право на страховую пенсию по старости, либо по последней государственной должности Кировской области, полномочия по которой были прекращены.

Прокурор Кировской области обратился в суд с административным иском о признании приведенных норм недействующими со дня вступления решения суда в законную силу в связи с противоречием этих норм пункту 4 статьи 2.1 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

В обоснование заявленных требований прокурор Кировской области ссылался на то, что ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности) лицам, замещавшим государственные должности Кировской области, является дополнительной гарантией в связи с прекращением их полномочий, не установленной федеральным законодательством, и предоставление данной гарантии осуществляется за счет средств областного бюджета.

При этом оспариваемые нормы закона Кировской области не предусматривают, что право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности) могут иметь лица, не только замещавшие государственную должность Кировской области на постоянной основе не менее трех лет и освобожденные от замещаемой должности в связи с прекращением полномочий, но и обязательно замещавшие государственную должность Кировской области на профессиональной постоянной основе достигшие пенсионного возраста или потерявшие трудоспособность в период осуществления ими полномочий по государственной должности Кировской области, а также полномочия которых не были прекращены в связи с несоблюдением ограничений, запретов, неисполнением обязанностей установленных Федеральным законом от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Федеральным законом от 3 декабря 2012 года № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», либо по основаниям предусмотренным подпунктами «б», «г» пункта 1 статьи 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», либо в связи с несоблюдением ограничений, установленных пунктом 1 статьи 12 этого же федерального закона.

Таким образом, по мнению прокурора Кировской области, право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности) имеют лица, замещавшие государственную должность Кировской области и не достигшие пенсионного возраста и не потерявшие трудоспособность в период осуществления ими полномочий по государственной должности Кировской области, а также полномочия которых были прекращены в связи с несоблюдением ограничений, запретов, неисполнением обязанностей установленных Федеральным законом «О противодействии коррупции Федеральным законом «О контроле за соответствием расходов лиц замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам Федеральным законом «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», либо по основаниям, предусмотренным подпунктами «б», «г» пункта 1 статьи 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», либо в связи с несоблюдением ограничений, установленных пунктом 1 статьи 12 этого же федерального закона. То есть оспариваемым законом Кировской области в сравнении с федеральным законодательством круг лиц замещавших государственные должности субъекта Российской Федерации на профессиональной постоянной основе, в отношении которых могут быть установлены дополнительные гарантии в связи с прекращением полномочий указанных лиц, расширен, что влечет необходимость дополнительного расходования средств областного бюджета.

Решением Кировского областного суда от 23 ноября 2016 года административный иск удовлетворен частично: недействующей со дня вступления решения суда в законную силу признана часть 2 статьи 12 Закона Кировской области «О государственных должностях Кировской области», в удовлетворении административного иска в остальной части отказано.

В апелляционных жалобах Законодательное Собрание Кировской области и правительство Кировской области просят решение суда отменить и принять по административному делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Министерством финансов Кировской области представлен отзыв на апелляционные жалобы, в котором выражается их поддержка и содержится аналогичная просьба.

Относительно доводов апелляционных жалоб также представлены возражения прокурора, участвующего в административном деле.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему выводу.

В соответствии с пунктами «ж» и «н» статьи 72 Конституции Российской Федерации социальная защита, включая социальное обеспечение, а также установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно частям 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Пунктом 2 статьи 3 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» закреплено, что субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации подлежат приведению в соответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев.

Руководствуясь приведенными нормами Конституции Российской Федерации и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», суд первой инстанции учел правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, отраженную в постановлениях от 30 ноября 1995 года и от 1 февраля 1996 года, принятых в связи с запросами Калининградской областной Думы и администрации Читинской области, а также в ряде других решений, сохраняющих свою силу, и исходил из того, что субъекты Российской Федерации вправе принимать собственные законы по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правоотношения. При отсутствии соответствующего федерального закона субъект Российской Федерации вправе осуществить собственное правовое регулирование, что следует из смысла статей 72, 76 (часть 2) и 77 (часть 1) Конституции Российской Федерации и вытекает из природы совместной компетенции. С принятием федерального закона закон субъекта Российской Федерации подлежит приведению в соответствие с ним (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 1 октября 1998 года № 145-0).

Согласно части 1 статьи 1, частям 1, 3, 4 статьи 2, частям 1, 2 статьи 3 Закона Кировской области «О государственных должностях Кировской области» данный закон в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, Уставом и законами Кировской области устанавливает правовое положение, основные правовые и социальные гарантии лиц, замещающих государственные должности Кировской области а также порядок их увольнения (освобождения от должности) в связи с утратой доверия. Государственные должности Кировской области должности, устанавливаемые Уставом Кировской области, законами Кировской области для непосредственного исполнения полномочий органов государственной власти Кировской области и иных государственных органов Кировской области. Замещение государственных должностей Кировской области производится в порядке, установленном Уставом и (или) законами Кировской области. Основания и порядок прекращения полномочий лиц замещающих государственные должности Кировской области устанавливаются законами Кировской области. Лицо, замещающее государственную должность Кировской области, в целях осуществления своих полномочий в пределах установленной компетенции государственного органа Кировской области имеет право на предоставление правовых и социальных гарантий, обеспечивающих его деятельность, иные права предусмотренные частью 1 статьи 3 настоящего закона Кировской области и по соответствующей государственной должности Кировской области устанавливаемые федеральным законодательством, Уставом Кировской области, иными нормативными правовыми актами Кировской области.

В статье 9 Закона Кировской области «О государственных должностях Кировской области» установлены основные правовые и социальные гарантии лица, замещающего государственную должность Кировской области.

Согласно пункту 4 части 1 и части 5 этой статьи лицу, замещающему государственную должность Кировской области, за исключением Председателя Законодательного Собрания Кировской области, на основании и в соответствии с федеральным законодательством, законами и нормативными правовыми актами Кировской области предоставляется гарантия в виде пенсионного обеспечения в соответствии с настоящим законом Кировской области. Лицу, замещающему государственную должность Кировской области, могут быть предоставлены иные гарантии установленные федеральным и областным законодательством.

Статья 12 этого же закона Кировской области регламентирует пенсионное обеспечение лиц, замещавших государственные должности Кировской области.

Частью 1 этой статьи закреплено, что лицам, замещавшим государственные должности Кировской области, устанавливается ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности назначенной в соответствии с Федеральным законом «О страховых пенсиях либо досрочно оформленной в соответствии с Законом Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации».

Исходя из части 2 этой же статьи, право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности) имеют лица, замещавшие государственную должность Кировской области на постоянной основе не менее трех лет, освобожденные от замещаемой должности в связи с прекращением полномочий, в том числе досрочно (за исключением случаев вступления в силу обвинительного приговора суда либо ненадлежащего исполнения должностных обязанностей).

Ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности лицам, замещавшим государственные должности Кировской области устанавливается в размере, определенном абзацами первым-третьим части 3 этой же статьи:

при замещении государственной должности от трех до пяти лет - 50 %, при замещении государственной должности свыше пяти лет, а также в течение срока полномочий, установленного законом Кировской области на момент их исполнения, - 75% ежемесячного денежного содержания на день обращения лица за такой доплатой.

Ежемесячное денежное содержание лиц, замещающих государственные должности Кировской области, для исчисления размера ежемесячной доплаты к страховой пенсии по старости (инвалидности определяется по выбору этих лиц по государственной должности Кировской области, замещавшейся на день достижения ими возраста, дающего право на страховую пенсию по старости, либо по последней государственной должности Кировской области, полномочия по которой были прекращены.

Согласно части 4 статьи 12 Закона Кировской области «О государственных должностях Кировской области» ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности) не устанавливается лицам замещавшим государственные должности Кировской области, которым в соответствии с законодательством Российской Федерации назначены пенсия за выслугу лет или ежемесячное пожизненное содержание, или установлено дополнительное пожизненное ежемесячное материальное обеспечение, либо в соответствии с законодательством Кировской области установлена ежемесячная доплата к страховой пенсии.

Порядок обращения за ежемесячной доплатой к страховой пенсии по старости (инвалидности), назначения, перерасчета и выплаты доплаты к пенсии устанавливается указом губернатора Кировской области (часть 5 статьи 12 указанного закона Кировской области).

Частью 6 этой же статьи (в первоначальной редакции) было предусмотрено, что выплата ежемесячной доплаты к страховой пенсии по старости (инвалидности) лицам, замещавшим государственные должности Кировской области, приостанавливается при замещении ими государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации, выборной муниципальной должности, должности федеральной государственной службы государственной гражданской службы субъектов Российской Федерации муниципальной должности муниципальной службы. После освобождения названных лиц от указанных должностей выплата доплаты к пенсии возобновляется.

В действующей редакции этой же нормы предусмотрено, что выплата ежемесячной доплаты к страховой пенсии по старости (инвалидности) лицам замещавшим государственные должности Кировской области приостанавливается в период осуществления работы и (или) иной деятельности. При последующем прекращении осуществления работы и (или) иной деятельности выплата доплаты к пенсии возобновляется.

При рассмотрении и разрешении административного дела суд первой инстанции пришел к выводам о том, что установленная оспариваемым законом Кировской области ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности) лицам, замещавшим государственные должности Кировской области, является дополнительной гарантией в связи с прекращением их полномочий, не установленной федеральным законодательством. Законодательное Собрание Кировской области, приняв оспариваемый закон, предусматривающий право лиц, замещавших государственную должность Кировской области, на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности), действовало в пределах предоставленных федеральным законодательством полномочий, поскольку на момент принятия оспариваемого закона Кировской области федеральных нормативных правовых актов, устанавливающих определенные социальные и иные гарантии лицам, замещавшим государственные должности субъектов Российской Федерации, их размер, порядок и условия их предоставления кроме Указа Президента Российской Федерации от 16 августа 1995 года № 854 «О некоторых социальных гарантиях лицам, замещавшим государственные должности Российской Федерации и должности федеральной государственной гражданской службы», не имелось.

Вместе с тем суд первой инстанции исходил из того, что Федеральным законом от 30 декабря 2015 года № 446-ФЗ статья 2.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» дополнена пунктом 4, согласно которому в случае принятия нормативного правового акта субъекта Российской Федерации предусматривающего предоставление лицам, замещающим государственные должности субъекта Российской Федерации, дополнительных социальных и иных гарантий в связи с прекращением полномочий (в том числе досрочно такой нормативный правовой акт распространяется только на лиц замещающих государственные должности субъекта Российской Федерации на профессиональной постоянной основе и достигших пенсионного возраста или потерявших трудоспособность в период осуществления ими полномочий по государственной должности субъекта Российской Федерации, и не может предусматривать предоставление указанных гарантий лицам, полномочия которых были прекращены в связи с несоблюдением ограничений, запретов неисполнением обязанностей, установленных Федеральным законом «О противодействии коррупции», Федеральным законом «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», Федеральным законом «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», либо по основаниям предусмотренным подпунктами «б», «г» пункта 1 статьи 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», либо в связи с несоблюдением ограничений, установленных пунктом 1 статьи 12 этого же федерального закона.

В этой связи суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемый закон Кировской области в части, предусматривающей право лиц, замещавших государственную должность Кировской области, на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности подлежит приведению в соответствие с пунктом 4 статьи 2.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Однако часть 2 статьи 12 оспариваемого закона Кировской области в соответствие с указанными требованиями не приведена, поэтому в данной норме не закреплены ограничения, содержащиеся в пункте 4 статьи 2.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», в связи с чем, ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности), вопреки требованиям федерального законодательства, может быть назначена лицам, замещавшим государственные должности Кировской области и не достигшим пенсионного возраста и не потерявшим трудоспособность в период осуществления ими полномочий по государственной должности субъекта Российской Федерации, а также полномочия которых были прекращены в связи с несоблюдением ограничений, запретов, неисполнением обязанностей установленных Федеральным законом «О противодействии коррупции Федеральным законом «О контроле за соответствием расходов лиц замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам Федеральным законом «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», либо по основаниям, предусмотренным подпунктами «б», «г» пункта 1 статьи 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», либо в связи с несоблюдением ограничений, установленных пунктом 1 статьи 12 этого же федерального закона.

То есть оспариваемой нормой закона Кировской области в сравнении с федеральным законодательством круг лиц, замещавших государственные должности субъекта Российской Федерации на профессиональной постоянной основе, в отношении которых могут быть установлены дополнительные гарантии в связи с прекращением полномочий указанных лиц, расширен.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами суда первой инстанции по существу согласна и оснований для отмены обжалуемого решения суда не находит.

Вместе с тем, признав часть 2 статьи 12 оспариваемого закона Кировской области недействующей полностью, суд первой инстанции не учел, что таким образом права на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности) лишаются лица, замещавшие государственную должность Кировской области и соответствующие требованиям пункта 4 статьи 2.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу об изменении обжалуемого решения суда в части признания части 2 статьи 12 Закона Кировской области «О государственных должностях Кировской области» недействующей в той мере, в которой право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности), назначенной в соответствии с Федеральным законом «О страховых пенсиях» либо досрочно оформленной в соответствии с Законом Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации», имеют лица, замещавшие государственную должность Кировской области и не достигшие пенсионного возраста и не потерявшие трудоспособность в период осуществления ими полномочий по государственной должности субъекта Российской Федерации, а также полномочия которых были прекращены в связи с несоблюдением ограничений, запретов, неисполнением обязанностей установленных Федеральным законом «О противодействии коррупции Федеральным законом «О контроле за соответствием расходов лиц замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам Федеральным законом «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», либо по основаниям, предусмотренным подпунктами «б», «г» пункта 1 статьи 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», либо в связи с несоблюдением ограничений, установленных пунктом 1 статьи 12 этого же федерального закона.

Доводы Законодательного Собрания Кировской области сводятся к тому, что дополнение статьи 2.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации пунктом 4 произошло после вступления в силу части 2 статьи 12 оспариваемого закона Кировской области, поэтому данное дополнение распространяется на отношения, возникшие после вступления этого дополнения в силу, и не может распространяться на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности) лицам, замещавшим государственные должности Кировской области, установленную в Кировской области оспариваемым законом с 2007 года.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что названные доводы не могут повлечь отмену обжалуемого решения суда, поскольку, как было сказано вьице, до внесения изменений в статью 2.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» органы государственной власти Кировской области были вправе установить лицам, замещавшим государственные должности Кировской области, ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности). Вместе с тем после внесения указанных изменений органы государственной власти Кировской области в силу пункта 2 статьи 3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» обязаны привести соответствующее правовое регулирование в соответствие с данными изменениями. Однако часть 2 статьи 12 оспариваемого закона Кировской области в соответствие с пунктом 4 статьи 2.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации приведена не была, что послужило основанием для признания указанной нормы недействующей со дня вступления решения суда об этом в законную силу.

Правительство Кировской области в своей апелляционной жадобе ссылается на то, что основные правовые и социальные гарантии Лица замещающего государственную должность Кировской области регламентированы статьей 9 оспариваемого закона Кировской области одной из которых, согласно части 2 этой статьи, является единовременная денежная выплата, равная четырехкратному размеру ежемесячного денежного содержания, выплачиваемая лицу, замещающему государственную должность Кировской области не менее одного года, не позднее десяти дней до прекращения полномочий.

Законом Кировской области от 5 мая 2016 года № 650-30 «О внесении изменений в Законы Кировской области «О Губернаторе Кировской области и «О государственных должностях Кировской области» часть 2 статьи 9 оспариваемого закона Кировской области изложена в другой редакции согласно которой лицу, замещающему государственную должность Кировской области не менее одного года, достигшему пенсионного возраста или потерявшему трудоспособность в период осуществления им полномочий по государственной должности Кировской области, не позднее десяти дней до прекращения полномочий выплачивается единовременная денежная выплата, равная четырехкратному размеру его ежемесячного денежного содержания. Единовременная денежная выплата не предоставляется лицу полномочия которого были прекращены в связи с несоблюдением ограничений, запретов, неисполнением обязанностей, установленных Федеральным законом «О противодействии коррупции», Федеральным законом «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», Федеральным законом «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вкЛады хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», ли^бо по основаниям, предусмотренным подпунктами «б», «г» пункта 1 статьи 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», либо в связи с несоблюдением ограничений, установленных пунктом 1 статьи 12 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Таким образом, как утверждается в апелляционной жалобе правительства Кировской области, положения части 2 статьи 9 оспариваемого закона Кировской области в редакции Закона Кировской области от 5 мая 2016 года № 650-ЗО полностью соответствуют пункту 4 статьи 2.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Между тем Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации исходит из того, что в части 2 статьи 9 оспариваемого закона Кировской области установлена совсем иная гарантия, предоставляемая лицу, замещающему государственную должность Кировской области, нежели в оспариваемой части 2 статьи 12 этого же закона, поскольку в части 2 статьи 9 оспариваемого закона Кировской области предусмотрена денежная выплата, равная четырехкратному размеру ежемесячного денежного содержания и являющаяся единовременной, тогда как в оспариваемой части 2 статьи 12 этого же закона - доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности), являющаяся ежемесячной, выплата которой может производиться лицам, соответствующим требованиям пункта 4 статьи 2.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Из положений статей 9 и 12 оспариваемого закона Кировской области следует, что ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности) лицам замещавшим государственные должности Кировской области, является именно дополнительной гарантией.

Других доводов апелляционные жалобы Законодательного Собрания Кировской области и правительства Кировской области не содержат.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 2 статьи 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Кировского областного суда от 23 ноября 2016 года изменить признав часть 2 статьи 12 Закона Кировской области от 6 июня 2007^ года № 132-30 «О государственных должностях Кировской области недействующей со дня вступления решения суда в законную силу в той мере в которой право на ежемесячную доплату к страховой пенсии по старости (инвалидности), назначенной в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013 года № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» либо досрочно оформленной в соответствии с Законом Российской Федерации от 19 апреля 1991 года № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации имеют лица, замещавшие государственную должность Кировской области и не достигшие пенсионного возраста и не потерявшие трудоспособность в период осуществления ими полномочий по государственной должности субъекта Российской Федерации, а также полномочия которых были прекращены в связи с несоблюдением ограничений, запретов, неисполнением обязанностей, установленных Федеральным законом от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Федеральным законом от 3 декабря 2012 года № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенные за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами», либо по основаниям предусмотренным подпунктами «б», «г» пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», либо в связи с несоблюдением ограничений, установленных пунктом 1 статьи 12 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

В остальной части это же решение суда оставить без изменения апелляционные жалобы Законодательного Собрания Кировской области и правительства Кировской области - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 76 Конституции РФ